Возникновение фразеологизма. Из книги Э.Вартаньяна "Путешествие в слово"
Литература
 
СЛОВАРИ
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Вартаньян Э. Путешествие в слово
О фразеологизмах
 
 
ИЗ ГЛАВЫ О «ЖИВОПИСНОМ СПОСОБЕ ВЫРАЖАТЬСЯ» [1]

Предисловие
Четыре группы фразеологизмов
Пословицы и поговорки
Три фразеологизма «местного значения»
Возникновение фразеологизма
Фразеологизмы:
Великий почин
Ум, честь и совесть нашей эпохи
Учиться, учиться и учиться
Шаг вперед, два шага назад
Государство – это мы
Государство – это я!
Без дураков
Брито! – Нет, стрижено!!
Волга впадает в Каспийское море. Лошади кушают овес и сено
Вот тебе, бабушка, и Юрьев день
Всемирный потоп
Герой не моего романа
Делу время, потехе час
Держать порох сухим
Загнать в бутылку
Иван, не помнящий родства
Квасной патриотизм
Лезть на рожон
Круговая порука
Между Сциллой в Харибдой
Мыши кота погребают
На лбу (лице) написано
Перековать мечи на орала
Подливать масло в огонь
Под сурдинку
Пошла писать губерния
Разговор в пользу бедных
Раскусить человека
Сбоку припека
С корабля на бал
Стоять как вкопанный
Филькина грамота
Холодный сапожник
Цепная реакция
Чтобы впредь неповадно было
Это не Рио-де-Жанейро
Яблоко раздора
Ящик Пандоры


Три фразеологизма «местного значения».

Давайте проследим, как, где, когда, «по какому случаю» рождаются, если хотите, «делаются» фразеологизмы – пословицы и поговорки, крылатые слова и афоризмы, которые, по словам американского писателя У. Олджера, суть «мудрость в портативной форме, концентрированный экстракт мыслей и чувств».

Начну я с трех фразеологизмов «местного значения». Первый сложился на моей памяти, и, возможно, не без моего участия. Второй – среди участников научной экспедиции в Африке. Третий взят из «Воспоминаний» Т. Л. Сухотиной-Толстой.

Не поискать ли Хомку?

Принес я как-то домой хомячка. В зоомагазине купил. Дети обрадовались. Прижился у нас, членом семьи стал. Дали ему имя – Хомка. Кликнешь его – бежит, рыжим комком перекатывается. А потом станет на задние лапки, передние к грудке прижмет – и служит, лакомства ждет. В общем, занятный, шустрый зверек.

Но вот однажды пришли домой, а Хомки нашего нет. Кличем, во все уголки заглядываем, нет – и все тут.

Объявили мы всеквартирный розыск. Начали поиски с кухни. Сдвинули с места холодильник. Хомки нет.

– Виталка, – командую я, – тащи веник. А ты, Леночка, мокрую тряпку.

Навели за холодильником порядок. Взялись за кухонный шкаф. И за ним нет Хомки.

Затем перешли в прихожую, в одну комнату, другую. Так «попутно» прибрали всю квартиру, а хомячка не нашли. Его принесли нам вечером соседи. Они подобрали его на лестничной клетке – больно далеко утром вышел нас провожать.

С того дня и вошло в нашу семейную речь непонятное для других выражение: не поискать ли Хомку? Это значило: не пора ли приступать к уборке квартиры.

Уверен, что и в вашей семье или в среде сверстников возник фразеологизм – другой, вызванный случаем, обстоятельством.

Списать на слона.

Другой пример. Советский ученый Н. Логачев в составе экспедиции побывал в Африке. Однажды, когда в лагере остались повар, рабочий и шоферы, к ним «в гости» пожаловал слон.

Прожорливый визитер не только опустошил запасы продовольствия, но и стал виновником создания фразеологизма. Вот как рассказывает об этом ученый: «В лагере остались noвap, рабочий и шоферы. Вернувшись, мы сразу заметили непорядок: в траве были рассыпаны поломанные палочки макарон, белые пятна муки, риса и сахара. На почве, не просохшей от вчерашнего ливня, сохранились вмятины от ступней величиной с добрую сковороду. Шофер Джумо рассказал:

– Мы сидели в палатке и услышали шум. Посмотрели – „тэмбо“ орудует возле продовольствия…

Как явствовало из рассказа, слон поедал нашу провизию, не обращая внимания на кричавших. В его пасти исчезла фруктово-овощная часть запасов: бананы, апельсины, лимоны, ананасы, картошка, капуста, морковь, затем он добрался до полиэтиленовых мешочков с макаронами, рисом, сахаром, мукой.

Когда я попросил повара дать к чаю шоколад, из длинного объяснения Шамоло на смеси английского и суахили мы поняли, что слон съел и шоколад; но по хитринке в глазах повара было видно, что слон тут ни при чем. Мы от души посмеялись, по достоинству оценив находчивость Шамоло. С тех пор в лексикон участников экспедиции вошло шутливое выражение: списать на слона, когда речь шла о потерях, виновники которых не установлены.

Архитектор виноват.

Однажды брату Илье подарили чудесную чашку. Он не мог ей нарадоваться. Но вот, проходя из залы в гостиную, он на пороге споткнулся. Чашка вдребезги, Илья в рев.

– Это… это… – старался он выговорить между рыданиями, – не я виноват… Это… архитектор… виноват. Он как-то слышал, что старшие осуждали архитектора за неуместный порог.

С тех пор поговорка "архитектор виноват" осталась у нас в семье, и каждый раз, когда мы в своих ошибках пытаемся обвинить другого человека или случайность, кто-нибудь из нас непременно с хитрой улыбочкой напоминает, что, вероятно, «архитектор виноват».


Возникновение фразеологизма
ИЛИ ГЛАВА, В КОТОРОЙ АВТОР ДЕЛИТСЯ СВЕДЕНИЯМИ ОБ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ И ПРИЧИНАХ, ОБУСЛОВИВШИХ ПОЯВЛЕНИЕ КРЫЛАТЫХ РЕЧЕНИЙ – БУДЬ ТО ИДИОМА, ПОГОВОРКА, ПОСЛОВИЦА ИЛИ АФОРИЗМ

Ленин-трибун, Ленин-публицист не только «оснащал» свою мысль метким словом, не только творчески его перерабатывал. Он сам явился творцом крылатых выражений, ставших популярными в литературной и народной речи. Вот некоторые из них.

Великий почин.

Так называлась брошюра В. И. Ленина, опубликованная в июле 1919 года. В ней дана высокая оценка коммунистических субботников. «Это – начало переворота, – писал В. И. Ленин, – более трудного, более существенного, более коренного, более решающего, чем свержение буржуазии…» (т. 39, с. 5).

Ум, честь и совесть нашей эпохи.

Характеристика В. И. Лениным партии большевиков. В статье «Политический шантаж» (1917) В. И. Ленин, говоря о кампании лжи и клеветы, предпринятой буржуазной печатью против большевиков, писал: «Будем непреклонны в разборе малейших сомнений судом сознательных рабочих, судом своей партии, ей мы верим, в ней мы видим ум, честь и совесть нашей эпохи…» (т. 34, с. 93).

Учиться, учиться и учиться.


Лозунг, возникший из статьи В. И. Ленина «Лучше меньше, да лучше» (1923). «Нам надо, – писал В. И. Ленин, — во что бы то ни стало поставить себе задачей… во-первых – учиться, во-вторых – учиться и в-третьих – учиться и затем проверять то, чтобы наука у нас не оставалась мертвой буквой или модной фразой…» (т. 45, с. 391).

Известный советский лингвист Н. М. Шанский полагает, что фразеологический неологизм возник скорее всего из статьи «Попятное направление в русской социал-демократии», написанной В. И. Лениным в конце 1899 года, но впервые опубликованной в 1924 году.

В этой работе афористическая формула является «точной копией» современного выражения: «В то время, как образованное общество теряет интерес к честной, нелегальной литературе, среди рабочих растет страстное стремление к знанию и к социализму, среди рабочих выделяются настоящие герои, которые – несмотря на безобразную обстановку своей жизни, несмотря на отупляющую каторжную работу на фабрике, – находят в себе столько характера и силы воли, чтобы учиться, учиться и учиться и вырабатывать из себя сознательных социал-демократов, „рабочую интеллигенцию“ (т. 4, с. 269).

Шаг вперед, два шага назад.

Так озаглавил В. И. Ленин свою книгу, вышедшую в 1904 году. Какие причины побудили его дать столь непривычный заголовок? Ленин писал свою работу сразу же после II съезда партии, на котором некоторые принятые решения были «шагом вперед». Однако меньшевики стремились заставить партию после этого «шага вперед» сделать «два шага назад» и вернуться к былой неорганизованности.

Государство – это мы.

Это выражение употреблено В. И. Лениным в Политическом отчете Центрального Комитета РКП(б) XI съезду партии: «…когда мы говорим „государство“, то государство это – мы, это – пролетариат, это – авангард рабочего класса» (т. 45, с. 85).

Основой для создания крылатой фразы – противопоставления послужила приписываемая французскому королю Людовику XIV реплика: «Государство – это я». Видимо, лишь молва приписывает эту фразу Людовику XIV. В протоколе заседания парламента такие слова не зафиксированы. Некоторые исследователи полагают, что выражение принадлежит английской королеве Елизавете (конец XVI в.). Как бы то ни было, изречение, утверждавшее неограниченную власть одного человека, было видоизменено В. И. Лениным и получило диаметрально противоположное значение: государство – это власть достойнейших представителей трудящихся масс.

Государство – это я!

В 1655 году французский парламент – собрание представителей дворянства, горожан и духовенства – потребовал, чтобы король Людовик XIV изменил свою политику.

«Зачем?» – удивился и насупил брови король.

«Она противоречит пользе государства», – был ответ.

И тогда самодержец пожал плечами.

«Государство – это я!» — высокомерно бросил он.

Парламент отступил перед высочайшей волей.

Историки, повторяю, сомневаются, была ли сказана такая фраза. Но, как говорится, «если это и ложь, то она отлично придумана»: вели себя французские короли именно так.

А слова Людовика, пусть даже вымышленные, облетели весь мир. Их повторяют всякий раз, когда хотят обрисовать человека самовлюбленного, наивно считающего себя самым главным лицом в обществе.

Без дураков.

Обычно принято относить это выражение к «бильярдному» языку. В некоторых разновидностях игры в бильярд требовалось положить в лузы определенное количество шаров. Засчитывались и шары, случайно вкатившиеся в лузы. Такие шары назывались дураками. Некоторые игроки предпочитали такие шары не засчитывать, играли «без дураков».

Однако такое словосочетание первоначально родилось во времена московских царей. Когда в царских палатах собирались родовитые бояре «думать государеву думу», принимать серьезные решения, такие заседания проходили, так сказать, «при закрытых дверях». Теперь, если вспомнить, что в обычаях феодальной аристократии было держать при себе шутов и шутих – «дураков», которые ее развлекали, становится понятным значение выражения без дураков. Оно значило: «без шутов», то есть «со всей серьезностью, – без шуток».

Брито! – Нет, стрижено!!

Шутливое, ироническое выражение это перешло в нашу речь из старинного народного анекдота, в основе которого лежит русская поговорка стриженое не брито.

Вот один из его вариантов.

Сбрил как-то мужик свою бороду. Перед женой хвалится: «Смотри, как чисто побрился».А жена была упрямая, все норовила поперек сказать: «Нешто это брито? Так, стрижено!» – «Тебе говорят: брито!» – «Стрижено!» – «Говорю: брито!» – «Ан стрижено, стрижено!..»

Долго они еще препирались. Мужик в ругань кинулся: «Я тебе покажу стрижено! Брито!» А в ответ неслось неизменное: «Стрижено!» Не в шутку разъярился мужик. Обхватил жену да в речку. Толкнул ее в глубину, кричит: «В последний раз: брито!» A та, по нос в воде, слова вымолвить не может, а все свое гнет: подняла руку, двумя пальцами друг о дружку постукивает, ножницы изображает: все равно, мол, не брито, а стрижено!

Выражение "Брито! – Нет, стрижено!!" употребляется как характеристика долгих, бесплодных споров, крайней степени упрямства участников такого спора.

Волга впадает в Каспийское море. Лошади кушают овес и сено.

Выражение взято из рассказа А. П. Чехова «Учитель словесности». Цитируется как образец избитых истин.

Выведенный в рассказе учитель истории и географии, скучный и неинтересный человек, всегда, даже перед смертью, в бреду, «говорил только то, что всем известно: „Волга впадает в Каспийское море… Лошади кушают овес и сено…“

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день.

Юрьев день повсеместно отмечался на Руси в честь св. Георгия 26 ноября и обычно совпадал с окончанием всех сельских работ. Крестьянам «за неделю до Юрьева дня осеннего и неделю по Юрьева дня осеннем» разрешалось переходить от одного хозяина к другому. Но в 1590 году, в правление Бориса Годунова, это правило было уничтожено. Крестьянин навсегда закреплялся за помещиком, делался его крепостным.

Народ сложил много незатейливых сказок, так или иначе связанных с этим бесчеловечным законом. Одна из них и послужила созданию этого пословичного выражения. Бабушка с внуком вот уж который год собирались сменить своих хозяев. Но каждый раз она так долго собиралась, что кончались две заветные недели, и вновь приходилось гнуть спину на скареду хозяина. На этот раз вроде бы все успевалось. Да только когда сборы, наконец, были закончены – вышел царский указ, запрещающий всякие переходы. «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день», – сказал ей обескураженный внучек.

Всемирный потоп.


Это доныне употребляемое образное выражение возникло ив библейской легенды, в которой рассказывается о том, что, якобы, осерчав на грешников, «всевышний, всемогущий и всеблагий» порешил разом извести творение рук своих – род человеческий. Покарать смертью всех людей, кроме праведника Ноя и его семьи. Сорок дней и ночей, не переставая, будто бы лили дожди и затопили всю землю выше самых высоких гор. Надо ли подчеркивать наивность этой легенды? Всех вод планеты не хватило бы, чтобы образовать слой почти девятикилометровой толщины над поверхностью суши. Ученые полагают, что в этом сказании отразились смутные воспоминания о каком-то грандиозном, хотя и вовсе не всемирном наводнении.

Подобные предания донесли до нас греческие, индусские, китайские, вавилонские мифы; о невыясненной страшной катастрофе, охватившей весь известный тогда мир, повествуют записи на древнеассирийских глиняных табличках.

Теперь мы шутливо называем всемирным потопом любой сильный и длительный дождь, каждое наводнение.

Мы говорим также – до потопа или в допотопные времена, когда хотим сказать: давным-давно, в незапамятное время. Да и вообще слово допотопный стало у нас означать «древний».

Герой не моего романа.

Выражение это, означающее: «не в моем вкусе, не тот человек, который меня интересует», возникло из комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума» (Слова Софьи из д. 3, явл. 1). В ней есть сценка, в которой Чацкий пытается выяснить у Софьи, кто мил ее сердцу. Может быть, ее избранником стал тот напыщенный солдафон-полковник?

Ч а ц к и й
…Но Скалозуб? Вот загляденье!
За армию стоит горой,
И прямизною стана,
Лицом и голосом герой…
С о ф ь я
Не моего романа.

Делу время, потехе час.

Этот афоризм, ставший пословицей, принадлежит русскому царю Алексею Михайловичу.

На составленном по его указанию «Уряднике» – сборнике правил соколиной охоты, «потехи» той поры – царь собственноручно сделал приписку, которая оканчивалась словами: «…делу время и потехе час». Первоначально это выражение было напоминанием за потехой (охотой) не забывать о деле – государевой службе. Позже смысл его расширился: «всему свое время».

Держать порох сухим.

Вождь английской буржуазной революции XVII века Оливер Кромвель был человек суровый, но обладал солдатским резким красноречием и таким же грубоватым остроумием. Рассказывают, что в 1650 году, в день, когда его войска готовились перейти реку, чтобы дать бой армии короля, Кромвель, обратившись к ним перед боем, посоветовал, как истый пуританин: «уповать на бога, но порох держать сухим». Мудрые слова предостережения облетели сначала всю армию, потом всю Англию, затем и весь мир, и крылатое выражение держать порох сухим приобрело то более общее значение, в котором оно употребляется и сегодня: «быть готовым к борьбе, быть бдительным».

Загнать в бутылку.

В «Золотом теленке» И. Ильфа и Е. Петрова Скумбриевич сердится на привередливого немца-специалиста.

«Вот, действительно, склочная натура! – негодует он… – К нему надо применить репрессии. Я как-нибудь скажу Полыхаеву. Тот его живо в бутылку загонит».

Загнать в бутылку… странное выражение, не правда ли? Как оно могло возникнуть, откуда пришло в нашу речь?

Можно утверждать, что источник его – одна из сказок «Тысячи и одной ночи» – «Сказка о рыбаке».

Бедный рыбак много раз вытягивал сети пустыми. Наконец, он выловил медный, запечатанный свинцом кувшин. На свинце была оттиснута печать великого волшебника, царя Сулеймана. Вырезанное на ней таинственное и страшное девяносто девятое имя Аллаха давало Сулейману великую власть над птицами, ветрами и злыми духами – джиннами.

С незадачливым рыбаком случилось то, что позднее произошло с Волькой ибн Алешей из книги писателя Лагина «Старик Хоттабыч». Едва он откупорил сосуд, как оттуда вырвалась с превеликим шумом и свистом струя дыма. Дым вознесся до облаков и превратился в гигантского джинна, которого некогда разгневанный Сулейман заключил в медный сосуд – загнал в бутылку.

Такое обращение со злыми духами было, если верить легендам, свойственно этому мудрому царю: он наказывал ослушников именно таким способом. Теперь вам понятно, откуда пришло на уста Скумбриевичу это странное выражение?

Очень часто можно услышать и другие словосочетания, возникшие из арабских сказок, например: словно сказочный джинн, или как джинн из бутылки, или выпустить (вызвать) духа из бутылки.

А вот с виду родственные выражения: грубоватые лезть в бутылку, лезть в пузырек в смысле «сердиться», «артачиться», «выходить из себя», – не получили прав гражданства в нашем литературном языке, а употребляются лишь в просторечии.

Иван, не помнящий родства.


Беглые каторжники, «беспашпортные бродяги», попав в руки властей, тщательно скрывали свое имя и происхождение. Они называли себя самым распространенным русским именем – Иваном, а на вопросы о родичах отвечали, что «родства своего они не помнят». Так, «Иванами, родства не помнящими» записывали их в полицейские протоколы.

Юридическая формула переросла в поговорку. Не помнящим родства в народе стали называть каждого, кто отрекается от родных, друзей, привязанностей. Войдя в литературную речь, выражение приобрело более широкий смысл: «человек без идей, убеждений, традиций». «Я не со всяким встречным связываюсь и предпочитаю быть осторожным с людьми, не помнящими родства», – писал Салтыков-Щедрин в книге «За рубежом».

Квасной патриотизм.

Настоящий патриот гордится великими делами своего народа, всегда и во всем стремится обеспечить за ним равное со всеми народами мира место; он не забывает о национальных достоинствах и старается исправлять недостатки.

В XIX веке в России появились люди, считавшие себя патриотами именно потому, что они без всякого разбора восхваляли все «свое» и порицали все «чужое». Они не видели перспективы исторического развития. Их привлекали всевозможные мелочи национального быта: покрой одежды, привычка к известным кушаньям… Сохранение всего этого представлялось им главным патриотическим делом: если ты русский, люби русские щи да кашу, пей русский квас, носи русскую бороду, а остальное – неважно!

Таких ограниченных людей, хуливших все иностранное, поэт П. А. Вяземский, друг А. С. Пушкина, и назвал впервые «квасными патриотами». «Многие, – писал он, – признают за патриотизм безусловную похвалу всему, что свое. Тюрго называл это лакейским патриотизмом… У нас можно бы его назвать квасным патриотизмом» (письма из Парижа, 1827 г.).

Ядовитые слова, характеризующие тупую приверженность к мелочам национального быта, произвели впечатление и превратились в общепринятую ироническую формулу.

Лезть на рожон.

В старорусском языке, да и сейчас в некоторых говорах рожон – это «заостренный с одного конца кол, шест, рогатина». С выставленным перед собой колом смельчаки охотники шли на медведя. Напоровшись на рожон, зверь погибал.

Развязка, роковая для медведя (в ярости и ослеплении идущего на гибель, послужила языку материалом для создания поговорки лезть на рожон. Смысл ее: «предпринимать действия, заведомо обреченные на провал, „нарываться“ по своей воле на крупные неприятности». В нашей речи возникли и другие образные выражения, «главным героем» которых выступает слово рожон.

Круговая порука.

Когда мы говорим: «один за всех, все за одного» – то вряд ли подозреваем, что пользуемся формулой круговой поруки, существование которой отражено уже в «Русской правде» (XI век).

Круговая порука являлась системой коллективных обязательств жителей определенной округи перед властями.

Вплоть до начала нашего века круговая порука действовала в сельских общинах. Облагается ли община такой-то податью, взимают ли с нее казенные, земские и мирские сборы – она должна гарантировать их выплату, независимо от того, уклонился ли кто от внесения своей доли. Если один совершал проступок, отвечал за него весь мир, то есть крестьянская община. Если один отказался участвовать вместе с другими в чем-нибудь незаконном (по мнению властей), ему, без вины виноватому, все равно приходилось делить ответственность с другими.

Выражение круговая порука продолжает жить, но уже я ином качестве. О ней говорят там, где нарушители закона из страха перед соучастниками, судом, наказанием покрывают друг друга.

Между Сциллой в Харибдой.

Так в греческой мифологии именовались два чудовища, сторожившие узкий Мессинский пролив, отделяющий остров Сицилию от Апеннинского полуострова. Спастись от них считалось почти немыслимым: кто избегал зубов Сциллы, попадал неминуемо в пасть Харибды.

Фразеологизм возник из эпической поэмы Гомера «Одиссея», где впервые описываются эти грозные cущества:

Мимо нее[2] ни один мореходец не мог невредимо С легким пройти кораблем: все зубастые пасти разинув, Разом, она по шести человек с корабля похищает. Близко увидишь другую скалу… Страшно все море под тою скалою тревожит Харибда,. Три раза в день Поглощая и три раза в день извергая Черную влагу…

Надо полагать, что этими именами мореходы обозначали какие-то рифы и стремнины, неизвестные нам, но опасные для их утлых суденышек, и буйное воображение олицетворило грозное явление природы. Так или иначе выражение между Сциллой и Харибдой дожило до наших дней и означает: «находиться в трудном положении, так как опасность грозит сразу с двух сторон».

Мыши кота погребают.

Вскоре после смерти Петра I широкое хождение получила сатирическая лубочная картинка «Мыши кота погребают». На ней был изображен огромный мертвый кот, накрепко привязанный веревками к дровням. За дровнями следовала пестрая похоронная процессия – крысы и мыши. Шуточные подписи под каждым участником процессии позволяли догадываться, на кого намекал безвестный художник. Ну, например, подпись «мышь с Рязани сива, в сарафане cинем, идучи горько плачет, а сама в присядку скачет» указывала на рязанского митрополита Стефана Яворского, ярого противника Петра.

Общая тема подписей – притворная скорбь и явное ликование мышей по случаю кончины их недруга и обидчика кота. Словом, вся картина – едкая пародия на похороны Петра.

Эта лубочная картинка – отголосок далеких событий – вызвала к жизни ироническое выражение мыши кота погребают, которым и поныне награждают плачущих ханжей, лицемеров, притворно скорбящих об утрате близких.

На лбу (лице) написано.

«У него на лбу написано (или: на лице написано)», – говорим мы о человеке, чье состояние, выражение лица, другие признаки ясно свидетельствуют о его характере, склонностях, намерениях или переживаниях.

Невинное на первый взгляд сочетание слов несет на себе отпечаток жестоких обычаев прошлого, восходит к тем временам, когда эти выражения имели дословный смысл.

По свидетельству историка XVII века Котошихина, людям, замешанным в «Медном бунте», «…клали на лица на правой стороне признаки, разжегши железо накрасно, а поставлено на том железе Буки (название буквы „Б“), то есть бунтовщик, чтобы был до веку признатен».

След. страница
Источник: Вартаньян Э. Путешествие в слово. – М.: Советская Россия, 1975.

1. Говоря о языке басен Крылова, А. С. Пушкин заметил: «Отличительная черта в наших нравах есть какое-то веселое лукавство ума, насмешливость и живописный способ выражаться». (вернуться)

2. Сциллы. (вернуться)




 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ВПР. Демоверсии и варианты по русскому языку, истории, обществознанию
 
Яндекс.Метрика