Иллюстрации Ф. Толстого поэме И. Богдановича «Душенька»
Литература для школьников
 
 Главная
 Зарубежная  литература
 Художники-иллюстраторы
 
Портрет И. Ф. Богдановича
работы Н. И. Поливанова, 1854–1858 гг.
По гравюре А. Флорова
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Фёдор Петрович Толстой
(1783 – 1873)
[1]
 
Иллюстрации
поэме И. Ф. Богдановича "Душенька"
[2]
Полный цикл из 62 иллюстраций Ф.П. Толстой выполнил в 1820 – 1840-е гг.
В 1850 г. иллюстрации были изданы отдельным альбомом,
который пользовался огромной популярностью
 
Душенька при свете лампы узнает в супруге прекрасного Амура. 1827.
Рисунок. Государственная Третьяковская галерея, Москва
 
Амур приводит к богам прощенную Венерой и вновь прекрасную Душеньку. 1833.
Рисунок. Государственная Третьяковская галерея, Москва
 
Ветви дуба опускают на землю Душеньку, тщетно пытающуюся умереть. 1829.
Рисунок. Государственная Третьяковская галерея, Москва
 
Душенька любуется собою в зеркало. 1821.
Акварель. Государственная Третьяковская галерея, Москва
 
И добрый царь притом
Друзей из доброй воли
Откушать хлеба-соли
Зывал в свой царский дом.

Ф.П. Толстой. Душинька. Спб, Тип. Имп. Академии наук, 1850.
 
Оттуда все лететь хотели,
И все вспорхнули, возлетели
За Душенькою в новый путь...

Ф.П. Толстой. Душинька. Спб, Тип. Имп. Академии наук, 1850.
 
Такая, Душенька, была твоя прослуга
Как весь цитерский мир и вся его округа
Тебя особо обожали
И все к тебе бежали...

Ф.П. Толстой. Душинька. Спб, Тип. Имп. Академии наук, 1850.


Рисунки к "Душеньке" Толстого-иллюстратора

В 1820 году Толстой начал серию рисунков к поэме Ипполита Богдановича "Душенька", работа над которой длилась почти тринадцать лет.

Русский поэт XVIII века пересказал сочиненную римским писателем II века Апулеем историю любви Психеи и Амура.

Прекрасную Психею, красотой своей вызвавшую гнев богини Венеры, выдают замуж за некоего загадочного супруга, которого она никогда не должна видеть. Когда же по совету злых и завистливых сестер доверчивая Психея решилась нарушить запрет, она увидела вместо ожидаемого чудовища прекрасного бога любви. Амур исчезает, и только после многих испытаний и мучительных страданий Психея воссоединяется с возлюбленным:

Юпитер Амуру дал устав,
...Чтоб век пленялся он душевной красотою
И Душенька была б всегда его четою.

Психея (от греческого "психе" - душа) в поэме Богдановича стала Душенькой, а античную историю "милый балагур", как современники называли поэта, превратил почти в сказку, по замечанию Толстого, в "шутливом тоне". Поэт упоминает в тексте предметы русского быта, игры, вводит в повествование образы русских сказок: Душеньку спасает огромная щука, а вместо дворцов Цереры и Юноны Душенька во время своих странствий попадает к Змею Горынычу и Кощею Бессмертному.

...Не Ахиллесов гнев и не осаду Трои,
Где боги спорили и где дрались герои,
Но Душеньку пою...

начинается сказка-поэма Богдановича. Нежная сентиментальность поэмы отозвалась в душе Толстого, и его рисунки пером и тушью представили развитие действия поэмы Богдановича. Однако все события Толстой возвратил в любимый им мир искусства Древней Греции.

Рисунки к Душеньке, лучшей работе Толстого-иллюстратора, признаны классическим созданием русской очерковой графики. Упругий контурный рисунок выдает руку медальера.

В рисунке "Душенька любуется собою в зеркало" (1825) Душенька и прелестна, и женственна, и величава. Сильным нажимом пера художник рисовал орнаменты рам, узоры, украшающие стены и потолок спальни, цветы в вазах, плитки пола и, конечно, саму Душеньку, а чуть заметными, легкими прикосновениями - призрачный зеркальный мир, в котором отражения множатся и перекликаются.

А когда художник к рисунку добавил великолепный красный цвет, облик Душеньки стал царственно прекрасен.

В отличие от этого рисунка, живописного и пространственного, рисунок "Душенька при свете лампы узнает в супруге прекрасного Амура" (1827) создан Толстым как будто для медального исполнения. Отточены линии колонн и драпировок, летящих ломкими складками над хрустальным ложем, а потом отвесно падающих. Чеканными кажутся даже гибкие линии, создающие пленительную женственность обнаженной Душеньки и юношескую мужественность фигуры Амура.

Вспоминая о работе над иллюстрациями к Душеньке, Толстой отмечал, что "здания, расположение и устройство комнат, убранство их роскошными драпировками, красивой мебелью с богатой резьбой, статуями, барельефами, разнообразной формы вазами, украшенных скульптурою, канделябрами, лампами, курильницами, треножниками и всем, что употреблялось в то время для украшения царских палат, мужские и женские костюмы с их украшениями, головные уборы, вооружение, мечи, колесницы и все, что мне пришлось изобразить в рисунках, не было скопировано с антиков, существующих в музеях и галереях, но в малейших подробностях сочинено мною, сообразно со вкусом и обычаями того времени в Греции, в которое я перенес поэму Богдановича" (Записки графа Ф.П. Толстого, с. 11.).

Среди пейзажных рисунков серии самый поэтичный, полный почти античной гармонии природы, людей и богов - рисунок "Ветви дуба опускают на землю Душеньку, тщетно пытающуюся умереть" (1829). Естественны и кажущийся одушевленным дуб, жесткая ветвь которого изгибается с трудом, и пухленькие амуры, старательно пригибающие ее к земле. Один из амуров забавно вскарабкивается на эту ветвь, другой повисает на ней, третьему не повезло - ветка оборвалась, и он шлепнулся на землю. Душенька, соскользнув с дерева, ступает на землю, и ("Ах, какой пассаж!" – воскликнули бы в начале XIX века, только по-французски) край ее туники зацепился за сучок дерева. Оказавшиеся свидетелями этого пикантного мгновения амуры всплескивают ручками, а смущенная Душенька стыдливо поправляет одежду. Разлученный с Душенькой Амур печально грустит в облаках.

По рисункам к Душеньке Толстой создал резцовые гравюры. Серия гравюр, свидетельствующая о высоком мастерстве Толстого и как гравера, была опубликована отдельным изданием в виде альбома. Президент петербургской Академии художеств герцог Лейхтенбергский распорядился послать по экземпляру этого издания королям Прусскому, Шведскому, Баварскому, Саксонскому, императору Австрийскому и во многие европейские Академии художеств. Академии наградили Толстого золотыми первого достоинства медалями, сопроводив награды лестными отзывами. Шведский король выразил свое восхищение, наградив художника командорским крестом Северной Полярной звезды. Прусский король сопроводил золотую медаль собственноручно написанным письмом.

Как один из самых счастливых дней Толстой вспоминал пятое декабря 1845 года. В тот день в Риме художники-пенсионеры Академии художеств дали в честь Толстого торжественный обед. В дневнике художник записал: "Никакие богатства, никакие почести не произвели бы на мою душу такой чистой и высокой радости, как теплая привязанность этой умной образованной и пылкой молодежи, составляющей здесь круг русских художников" (Цит. по: Э.В. Кузнецова, указ, соч., с. 195.).

На обеде был произнесен ставший впоследствии очень известным экспромт:

Наш Богданович милую поэму написал,
Но Пушкина стихи ее убили.
К ней граф Толстой рисунки начертал,
И Душеньку рисунки воскресили.

Источник: Е. Аносова. Федор Толстой. – М.: Белый город, 2003.


1. Граф Фёдор Петрович Толстой (10 [21] февраля 1783, Санкт-Петербург – 13 [25] апреля 1873, там же) – русский живописец, художник, медальер и скульптор, представитель позднего классицизма, вице-президент Императорской Академии художеств, тайный советник. (вернуться)

2. Ипполит Фёдорович Богдано́вич (23 декабря 1743 [3 января 1744], Переволочна, Киевская губерния – 6 [18] января 1803, Курск) – русский поэт, переводчик, государственный служащий. В историю русской литературы вошёл главным образом как автор стихотворной повести (развлекательной поэмы) «Душенька» (1775 г.) — вольного переложения романа Лафонтена «Любовь Психеи и Купидона» (1669), заимствовавшего свой сюжет из Апулея.
«Душенька» была напечатана в первый раз в 1783 году в Петербурге, до 1841 года выдержала 15 изданий; последнее — в 1887 году А. С. Сувориным в «Дешёвой библиотеке».
По оценке А. С. Пушкина, «в „Душеньке“ Богдановича встречаются стихи и целые страницы, достойные Лафонтена».
Предисловие от сочинителя:
Собственная забава в праздные часы была единственным моим побуждением, когда я начал писать «Душеньку»; а потом общее единоземцев благосклонное о вкусе забав моих мнение заставило меня отдать сочинение сие в печать, сколь можно исправленное. Потом имел я время исправить его еще более, будучи побужден к тому печатными и письменными похвалами, какие сочинению моему сделаны. Приемля их с должною благодарностию, не питаюсь самолюбием столь много, чтоб не мог восчувствовать моего недостаточества при выражениях одного неизвестного, которому в вежливых стихах его угодно было сочинение, «Душеньку», назвать творением самой Душеньки. Предки мои, служив верою и правдою государю и отечеству, с простым в дворянстве добрым именем, не оставили мне примера вознести себя выше обыкновенной тленности человеческой. Я же, не будучи из числа учрежденных писателей, чувствую, сколько обязан многих людей благодушию, которым они заменяют могущие встретиться в сочинениях моих погрешности. (вернуться)

3. По-видимому, имеется в виду рецензия в «Прибавлениях к «Московским ведомостям» (1783, № 96, 2 декабря) и упоминания о «Душеньке» в СЛРС, в «Стансах» М.М. Хераскова и статье «Вечеринка» (1783, ч. 9, стр. 245), где говорится «о прекрасном сочинении господина Богдановича, которое не есть драма, но сказка в стихах». (вернуться)

 
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Литература для школьников
 
Яндекс.Метрика