Литература для школьников
 
 Главная
 Зарубежная  литература
 Лермонтов М.Ю.
 
М.Ю.Лермонтов в ментике лейб-гвардии Гусарского полка.
Портрет работы П.Е.Заболотского. Масло. 1837.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Михаил Юрьевич Лермонтов
(1814 – 1841)
Из стихотворений 1840-1841 гг.[1]
Как часто, пестрою толпою окружен... [2]

                                          1-е Января
Как часто, пестрою толпою окружен,
Когда передо мной, как будто бы сквозь сон,
     При шуме музыки и пляски,
При диком шёпоте затверженных речей,
Мелькают образы бездушные людей,
     Приличьем стянутые маски,

Когда касаются холодных рук моих
С небрежной смелостью красавиц городских
     Давно бестрепетные руки, –
Наружно погружась в их блеск и суету,
Ласкаю я в душе старинную мечту,
     Погибших лет святые звуки.

И если как-нибудь на миг удастся мне
Забыться, – памятью к недавней старине
     Лечу я вольной, вольной птицей;
И вижу я себя ребенком; и кругом
Родные всё места: высокий барский дом
     И сад с разрушенной теплицей;

Зеленой сетью трав подернут спящий пруд,
А за прудом село дымится – и встают
     Вдали туманы над полями.
В аллею темную вхожу я; сквозь кусты
Глядит вечерний луч, и желтые листы
     Шумят под робкими шагами.

И странная тоска теснит уж грудь мою:
Я думаю об ней, я плачу и люблю,
     Люблю мечты моей созданье
С глазами, полными лазурного[3] огня,
С улыбкой розовой, как молодого дня
     За рощей первое сиянье.

Так царства дивного всесильный господин –
Я долгие часы просиживал один,
     И память их жива поныне
Под бурей тягостных сомнений и страстей,
Как свежий островок безвредно средь морей
     Цветет на влажной их пустыне.

Когда ж, опомнившись, обман я узнаю,
И шум толпы людской спугнет мечту мою,
     На праздник не́званную гостью,
О, как мне хочется смутить веселость их,
И дерзко бросить им в глаза железный стих,
     Облитый горечью и злостью!..

1840 (стр. 136-137)


И СКУЧНО И ГРУСТНО
[4]

И скучно и грустно, и некому руку подать
      В минуту душевной невзгоды...
Желанья!.. что пользы напрасно и вечно желать?..
      А годы проходят – все лучшие годы!

Любить... но кого же?.. на время – не стоит труда,
      А вечно любить невозможно.
В себя ли заглянешь? – там прошлого нет и следа:
      И радость, и муки, и всё там ничтожно...

Что страсти? – ведь рано иль поздно их сладкий недуг
      Исчезнет при слове рассудка;
И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг –
      Такая пустая и глупая шутка...

1840 (стр. 139)


ТУЧИ[5]

Тучки небесные, вечные странники!
Степью лазурною, цепью жемчужною
Мчитесь вы, будто как я же, изгнанники
С милого севера в сторону южную.

Кто же вас гонит: судьбы ли решение?
Зависть ли тайная? злоба ль открытая?
Или на вас тяготит преступление?
Или друзей клевета ядовитая?

Нет, вам наскучили нивы бесплодные...
Чужды вам страсти и чужды страдания;
Вечно холодные, вечно свободные,
Нет у вас родины, нет вам изгнания.

1840 (стр. 165)


РОДИНА[6]

Люблю отчизну я, но странною любовью!
      Не победит ее рассудок мой.
      Ни слава, купленная кровью,
Ни полный гордого доверия покой,
Ни темной старины заветные преданья
Не шевелят во мне отрадного мечтанья.

      Но я люблю – за что, не знаю сам –
      Ее степей холодное молчанье,
      Ее лесов безбрежных колыханье,
Разливы рек ее, подобные морям;
Проселочным путем люблю скакать в телеге
И, взором медленным пронзая ночи тень,
Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге,
Дрожащие огни печальных деревень.
         Люблю дымок спаленной жнивы[7],
         В степи ночующий обоз[8],
         И на холме средь желтой нивы[9]
         Чету белеющих берез.
         С отрадой, многим незнакомой,
         Я вижу полное гумно[10],
         Избу, покрытую соломой,
         С резными ставнями окно;
         И в праздник, вечером росистым,
         Смотреть до полночи готов
         На пляску с топаньем и свистом
         Под говор пьяных мужичков.

1841 (стр. 177)


На севере диком стоит одиноко...[11]

На севере диком стоит одиноко
      На голой вершине сосна
И дремлет качаясь, и снегом сыпучим
      Одета как ризой она.

И снится ей всё, что в пустыне далекой –
      В том крае, где солнца восход,
Одна и грустна на утесе горючем
      Прекрасная пальма растет.

1841 (стр. 179)


Прощай, немытая Россия...[12]

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые[13],
И ты, им преданный народ.

Быть может, за стеной Кавказа
Сокроюсь от твоих пашей[14],
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

1841 (стр. 191)


УТЕС[15]

Ночевала тучка золотая
На груди утеса-великана;
Утром в путь она умчалась рано,
По лазури весело играя;

Но остался влажный след в морщине
Старого утеса. Одиноко
Он стоит, задумался глубоко
И тихонько плачет он в пустыне.

1841 (стр. 192)


ЛИСТОК[16]

Дубовый листок оторвался от ветки родимой
И в степь укатился, жестокою бурей гонимый;
Засох и увял он от холода, зноя и горя
И вот наконец докатился до Черного моря.

У Черного моря чинара[17] стоит молодая;
С ней шепчется ветер, зеленые ветви лаская;
На ветвях зеленых качаются райские птицы;
Поют они песни про славу морской царь-девицы.

И странник прижался у корня чинары высокой;
Приюта на время он молит с тоскою глубокой
И так говорит он: "Я бедный листочек дубовый,
До срока созрел я и вырос в отчизне суровой.

Один и без цели по свету ношуся давно я,
Засох я без тени, увял я без сна и покоя.
Прими же пришельца меж листьев своих изумрудных,
Немало я знаю рассказов мудреных и чудных".

"На что мне тебя? – отвечает младая чинара,
Ты пылен и желт, – и сынам моим свежим не пара.
Ты много видал – да к чему мне твои небылицы?
Мой слух утомили давно уж и райские птицы.

Иди себе дальше; о странник! тебя я не знаю!
Я солнцем любима, цвету для него и блистаю;
По небу я ветви раскинула здесь на просторе,
И корни мои умывает холодное море".

1841 (стр. 207)


Выхожу один я на дорогу...[18]

1
Выхожу один я на дорогу;
Сквозь туман кремнистый путь блестит[19];
Ночь тиха. Пустыня внемлет богу,
И звезда с звездою говорит.


2
В небесах торжественно и чудно!
Спит земля в сияньи голубом...
Что же мне так больно и так трудно?
Жду ль чего? жалею ли о чем?

3
Уж не жду от жизни ничего я,
И не жаль мне прошлого ничуть;
Я ищу свободы и покоя!
Я б хотел забыться и заснуть!

4
Но не тем холодным сном могилы ...
Я б желал навеки так заснуть,
Чтоб в груди дремали жизни силы,
Чтоб дыша вздымалась тихо грудь;

5
Чтоб всю ночь, весь день мой слух лелея,
Про любовь мне сладкий голос пел,
Надо мной чтоб вечно зеленея
Темный дуб склонялся и шумел.

1841 (стр. 208)


ПРОРОК[20]

С тех пор как вечный судия
Мне дал всеведенье пророка[21],
В очах[22] людей читаю я
Страницы злобы и порока.

Провозглашать я стал любви
И правды чистые ученья:
В меня все ближние мои
Бросали бешено каменья.

Посыпал пеплом я главу,
Из городов бежал я нищий,
И вот в пустыне я живу,
Как птицы, даром божьей пищи;

Завет предвечного храня[23],
Мне тварь[24] покорна там земная;
И звезды слушают меня,
Лучами радостно играя.

Когда же через шумный град
Я пробираюсь торопливо,
То старцы детям говорят
С улыбкою самолюбивой:

«Смотрите: вот пример для вас!
Он горд был, не ужился с нами.
Глупец, хотел уверить нас,
Что бог гласит его устами!

Смотрите ж, дети, на него:
Как он угрюм и худ и бледен!
Смотрите, как он наг и беден,
Как презирают все его[25]!»

1841 (стр. 212–213)
Источник:   Лермонтов М. Ю. Сочинения: В 6 т. – М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1954–1957. Т. 2. Стихотворения, 1832–1841. – 1954.

1. Из стихотворений 1840-1841 гг. – по мнению литературоведов, в 40-е гг. XIX в. мотивы одиночества в лирике Лермонтова постепенно отступают, его поэзия становится более зрелой, мудрой, исполненной философских раздумий, более умиротворенной. (вернуться)

2. Стихотворение "Как часто, пестрою толпою окружен..." – впервые напечатано в «Отеч. записках» (1840, т. 8, № 1, отд. III, стр. 140).
В обоих изданиях перед стихотворением стоит дата «1 января»; в «Стихотворениях» датировано 1840 годом.
Это стихотворение было написано в связи с новогодним балом-маскарадом в Дворянском собрании, на котором был и Лермонтов. И. С. Тургенев, также присутствовавший на этом балу, вспоминал, что «на бале Дворянского собрания ему [Лермонтову] не давали покоя, беспрестанно приставали к нему, брали его за руки, одна маска сменялась другою, а он почти не сходил с места и молча слушал их писк, поочередно обращая на них свои сумрачные глаза. Мне тогда же почудилось, что я уловил на лице его прекрасное выражение поэтического творчества. Быть может, ему приходили в голову те стихи:
„Когда касаются холодных рук моих
С небрежной смелостью красавиц городских –
Давно бестрепетные руки ...“ и т. д.». (И. С. Тургенев, Собр. соч., т. 10, 1949, стр. 248–249). (вернуться)

3. Лазурный – имеющий цвет лазури; светло-синий. (вернуться)

4. Стихотворение "И скучно и грустно" – Впервые напечатано в «Лит. газете» (1840, № 6, стлб. 133). Датируется январем 1840 года, так как 20 января стихотворение уже появилось в «Лит. газете». В «Стихотворениях» отнесено к 1840 году.
Раскрывая общественный смысл этого стихотворения, Белинский писал: «„И скучно и грустно“ из всех пьес Лермонтова обратила на себя особенную неприязнь старого поколения. Странные люди! им все кажется, что поэзия должна выдумывать, а не быть жрицею истины, тешить побрякушками, а не греметь правдою» (Белинский, т. 6, 1903, стр. 45). (вернуться)

5. Стихотворение "Тучи" – в «Стихотворениях» датировано: «Апрель 1840», т. е. временем, когда Лермонтов уезжал из Петербурга в ссылку на Кавказ.
П. А. Висковатов передает со слов В. А. Соллогуба об обстоятельствах написания стихотворения: «Друзья и приятели собрались в квартире Карамзиных проститься с юным другом своим и тут, растроганный вниманием к себе и непритворною любовью избранного кружка, поэт, стоя в окне и глядя на тучи, которые ползли над Летним садом и Невою, написал стихотворение: „Тучки небесные, вечные странники!..“. Софья Карамзина и несколько человек гостей окружили поэта и просили прочесть только что набросанное стихотворение. Он оглянул всех грустным взглядом выразительных глаз своих и прочел его. Когда он кончил, глаза были влажные от слез...» (Соч. под ред. Висковатова, т. 6, 1891, стр. 338).
Белинский писал об этом стихотворении, что оно «полно какого-то отрадного чувства выздоровления и надежды, и пленяет роскошью поэтических образов, каким-то избытком умиленного чувства» (Белинский, т. 6, 1903, стр. 51). (вернуться)

6. Стихотворение "Родина" – датируется началом 1841 года по времени появления в печати.
В. Г. Белинский 13 марта 1841 года писал В. П. Боткину: «Лермонтов еще в Питере. Если будет напечатана его Родина — то, аллах керим, — что за вещь — пушкинская, т. е. одна из лучших пушкинских» (В. Г. Белинский. Письма, т. 2. СПб., 1914, стр. 227).
H. А. Добролюбов в статье «О степени участия народности в развитии русской литературы» (1858) отмечал, что «Лермонтов... обладал, конечно, громадным талантом и, умевши рано постичь недостатки современного общества, умел понять и то, что спасение от этого ложного пути находится только в народе. Доказательством служит его удивительное стихотворение „Родина“, в котором он... понимает любовь к отечеству истинно, свято и разумно» (Добролюбов, т. 1, 1934, стр. 238). (вернуться)

7. Жнива – солома, оставшаяся на поле после жатвы; поле, с которого снят хлеб. (вернуться)

8. Обоз – вереница подвод или повозок, перевозящих какие-либо грузы. (вернуться)

9. Нива – засеянное поле; пашня. (вернуться)

10. Гумно́ – огороженный участок земли (или сарай) в крестьянском хозяйстве, предназначенный для хранения, молотьбы и другой обработки зёрен хлеба. (вернуться)

11. Стихотворение "На севере диком стоит одиноко..." – впервые во второй редакции опубликовано в «Отеч. записках» (1842, т. 20, № 1, отд. I, стр. 124) под заглавием «Сосна» и с датой «1840». Датируется весной 1841 года по нахождению чернового автографа в альбоме Лермонтова (ГПБ, собрание рукописей Лермонтова, № 11). Об этом же свидетельствует П. П. Вяземский («Русск. архив», 1887, т. 3, № 9, стр. 141–142). Стихотворение Лермонтова представляет собой вольный перевод 33-го стихотворения цикла «Lyrisches Intermezzo» («Лирическое интермеццо». – Нем.) из «Buch der Lieder» («Книга песен». – Нем.) Г. Гейне, причем первая редакция ближе к оригиналу, нежели вторая. (вернуться)

12. Стихотворение "Прощай, немытая Россия..." – впервые опубликовано с цензурными искажениями в «Русск. старине» (1887, № 12, стр. 738–739). Датируется предположительно концом апреля 1841 года, когда Лермонтов находился в Петербурге и вновь, в 48 часов, был выслан на Кавказ. В стихотворении с наибольшей политической остротой выразилось отношение Лермонтова к самодержавно-полицейскому режиму николаевской России. (вернуться)

13. Мундиры голубые... в 19 – нач. 20 в. иносказательное название жандарма. Мундиры голубого цвета носили жандармы Третьего отделения Канцелярии российского императора Николая I. (вернуться)

14. Паша – здесь в переносн. знач.: в России "пашами" называли жандармов, которые носили "голубые мундиры". Паша – почетный титул высших должностных лиц в Османской империи. (вернуться)

15. Стихотворение "Утёс" – датируется апрелем 1841 года, по положению чернового текста в записной книжке. Белинский в статье «Русская литература в 1843 году» говорил, что стихотворения Лермонтова «„Утес“, „Дубовый листок оторвался от ветки родимой«, „Морская царевна“, „Тамара“ и „Выхожу один я на дорогу“ принадлежат к лучшим созданиям Лермонтова» (Белинский, т. 8, 1907, стр. 411). (вернуться)

16. Стихотворение "Листок" – впервые опубликовано в «Отеч. записках» (1843, т. 28, № 6, отд. I, стр. 193). Датируется маем – началом июля 1841 года по положению в записной книжке. (вернуться)

17. Чинара – дерево рода платанов, восточный платан. (вернуться)

18. Стихотворение "Выхожу один я на дорогу..." – впервые опубликовано в «Отеч. записках» (1843, т. 27, № 4, отд. I, стр. 332). Датируется маем – началом июля 1841 года по положению в записной книжке. (вернуться)

19. Сквозь туман кремнистый путь блестит... – Л. Н. Толстой характеризовал эту строку как «замечательно выраженное впечатление кавказского пейзажа». (вернуться)

20. Стихотворение "Пророк" – впервые опубликовано в «Отеч. записках» (1844, т. 32, № 2, отд. I, стр. 197). Датируется маем – началом июля 1841 года по положению в записной книжке.
Лермонтовский «Пророк» является своеобразным продолжением стихотворения Пушкина под тем же заглавием («Пророк», 1826 г.). Если Пушкин ставит вопрос об огромном общественном значении поэта и поэзии, то Лермонтов говорит уже о печальной судьбе поэта-гражданина, осмелившегося выступить с критикой общественных порядков. (вернуться)

21. Пророк – буквально – «говорящий будущее»; в религии: избранник бога на земле, открывающий его волю и смысл истории – прошедшее. (вернуться)

22. Очи – глаза (устар.). (вернуться)

23. Завет предвечного – совет Бога. Завет – наставление, совет последователям, потомкам. Предыечный – в христианском богословии – эпитет Бога, в знач. безначальный, искони существующий. (вернуться)

24. Тварь – живое существо ( первонач. в религиозных представлениях – то, что сотворено богом) (книжн. устар.). (вернуться)

25. Как презирают все его... – возможно, последние строки стихотворения Лермонтова были полемическим ответом на евангельское изречение из Апостола Павла, выписанное В. Ф. Одоевским для Лермонтова перед его отъездом на Кавказ в Зап. книжку: «Держитеся любве, ревнуйте же к дарам духовным да пророчествуете. Любовь же николи отпадает». (вернуться)


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
    Содержание
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Литература для школьников
 

Санкт-Петербург    © 2013-2017     Недорезова  М.,  Недорезова  Е.

Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz