Ф.И.Тютчев. Стихотворения (из кодификатора). ЕГЭ по литературе
Литература для школьников
 
 Главная
 Зарубежная  литература
Портрет Ф.И.Тютчева
работы художника
С.Ф.Александровского, 1876
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Фёдор Иванович Тютчев
(1803 – 1873)
 
Стихотворения
(из кодификатора для подготовки к ЕГЭ[1])
 
Полдень[2]
Лениво дышит полдень мглистый;
Лениво катится река;
И в тверди пламенной и чистой
Лениво тают облака.

И всю природу, как туман,
Дремота жаркая объемлет;
И сам теперь великий Пан[3]
В пещере нимф покойно дремлет.
(Ф.И. Тютчев, конец 1820-х гг.)
Певучесть есть в морских волнах…[4]
             Est in arundineis modulatio musica ripis*[5]
Певучесть есть в морских волнах,
Гармония в стихийных спорах,
И стройный мусикийский[6] шорох
Струится в зыбких камышах.

Невозмутимый строй во всем,
Созвучье полное в природе,—
Лишь в нашей призрачной свободе
Разлад мы с нею сознаем.

Откуда, как разлад возник?
И отчего же в общем хоре
Душа не то поет, что море,
И ропщет мыслящий тростник?[7]
(Ф.И. Тютчев, 1865 г.)
С поляны коршун поднялся…[8]
С поляны коршун поднялся,
Высоко к небу он взвился;
Все выше, дале вьется он,
И вот ушел за небосклон.

Природа-мать ему дала
Два мощных, два живых крыла —
А я здесь в поте и в пыли,
Я, царь земли, прирос к земли!..
(Ф.И. Тютчев, 1830-е гг.)
Есть в осени первоначальной…[9]
Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора –
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера…

Где бодрый серп гулял и падал колос,
Теперь уж пусто все – простор везде, –
Лишь паутины тонкий волос
Блестит на праздной борозде.

Пустеет воздух, птиц не слышно боле,
Но далеко еще до первых зимних бурь –
И льется чистая и теплая лазурь
На отдыхающее поле…
(Ф.И. Тютчев, 1857)
Silentium![10]
Молчи, скрывайся и таи
И чувства и мечты свои –
Пускай в душевной глубине
Встают и заходят оне
Безмолвно, как звезды в ночи, –
Любуйся ими – и молчи.

Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймет ли он, чем ты живешь?
Мысль изреченная есть ложь.
Взрывая, возмутишь ключи, –
Питайся ими – и молчи.

Лишь жить в себе самом умей –
Есть целый мир в душе твоей
Таинственно-волшебных дум;
Их оглушит наружный шум,
Дневные разгонят лучи, –
Внимай их пенью – и молчи!
(Ф.И. Тютчев, 1830 г.)
Не то, что мните вы, природа...[11]
Не то, что мните вы, природа:
Не слепок, не бездушный лик —
В ней есть душа, в ней есть свобода,
В ней есть любовь, в ней есть язык...

........................................................
........................................................
........................................................
........................................................

Вы зрите лист и цвет на древе:
Иль их садовник приклеи́л?
Иль зреет плод в родимом чреве
Игрою внешних, чуждых сил?..

........................................................
........................................................
........................................................
........................................................

Они не видят и не слышат,
Живут в сем мире, как впотьмах,
Для них и солнцы, знать, не дышат,
И жизни нет в морских волнах.

Лучи к ним в душу не сходили,
Весна в груди их не цвела,
При них леса не говорили,
И ночь в звездах нема была!

И языками неземными,
Волнуя реки и леса,
В ночи не совещалась с ними
В беседе дружеской гроза!

Не их вина: пойми, коль может,
Органа жизнь глухонемой!
Души его, ах! не встревожит
И голос матери самой!.. (Ф.И. Тютчев, 1836)
Умом Россию не понять…[12]
Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить.
(Ф.И. Тютчев, 1866)
О, как убийственно мы любим...[13]
О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

Давно ль, гордясь своей победой,
Ты говорил: она моя…
Год не прошел – спроси и сведай,
Что уцелело от нея?

Куда ланит девались розы,
Улыбка уст и блеск очей?
Все опалили, выжгли слезы
Горючей влагою своей.

Ты помнишь ли, при вашей встрече,
При первой встрече роковой,
Ее волшебный взор, и речи,
И смех младенчески-живой?

И что теперь? И где все это?
И долговечен ли был сон?
Увы, как северное лето,
Был мимолетным гостем он!

Судьбы ужасным приговором
Твоя любовь для ней была,
И незаслуженным позором
На жизнь ее она легла!

Жизнь отреченья, жизнь страданья!
В ее душевной глубине
Ей оставались вспоминанья…
Но изменили и оне.

И на земле ей дико стало,
Очарование ушло…
Толпа, нахлынув, в грязь втоптала
То, что в душе ее цвело.

И что ж от долгого мученья,
Как пепл, сберечь ей удалось?
Боль, злую боль ожесточенья,
Боль без отрады и без слез!

О, как убийственно мы любим!
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!
(Ф.И. Тютчев, 1851 г.)
Нам не дано предугадать…[14]
Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовется, —
И нам сочувствие дается,
Как нам дается благодать...
(Ф.И. Тютчев, 1869 г.)
«К. Б.» («Я встретил вас – и все былое...»)[15]
Я встретил вас – и все былое
В отжившем сердце ожило;
Я вспомнил время золотое[16]
И сердцу стало так тепло...

Как поздней осени порою
Бывают дни, бывает час,
Когда повеет вдруг весною
И что-то встрепенется в нас, –
Так, весь обвеян дуновеньем

Тех лет душевной полноты,
С давно забытым упоеньем
Смотрю на милые черты...
Как после вековой разлуки,
Гляжу на вас, как бы во сне, –
И вот – слышнее стали звуки,

Не умолкавшие во мне...
Тут не одно воспоминанье,
Тут жизнь заговорила вновь, –
И то же в вас очарованье,
И та ж в душе моей любовь!..
(Ф.И. Тютчев, 1870 г.)
Природа — сфинкс. И тем она верней…[17]
Природа — сфинкс. И тем она верней
Своим искусом губит человека,
Что, может статься, никакой от века
Загадки нет и не было у ней.
(Ф.И. Тютчев, 1869 г.)


 
Примечания
1. Кодификатор – это документ, описывающий элементы содержания по учебному предмету для составления КИМ ЕГЭ, выносимого на проверку учебного содержания. Другими словами, в кодификатор включен список тем, произведений (обязательный минимум), на основании которых будут составлены КИМ в каждый конкретный год.
Считается, что использование кодификатора при подготовке к ЕГЭ позволит систематизировать знания по всем разделам предмета, реально оценить уровень подготовки, выявить имеющиеся пробелы и «проблемные» темы. (вернуться)

2. Полдень – дата написания: конец 1820-х гг.
Впервые напечатано в С, т. III. 1836, стр. 10. Вошло в С, т. XLIV, 1854, стр. 4, изд. 1854 г., стр. 3 и изд. 1868 г., стр. 6. Этот же текст печатается и в настоящем издании. См. «Другие редакции и варианты», стр. 233.
Написано не позднее конца 20-х годов, так как второй автограф – на бумаге с водяным знаком «1827» (он совпадает с текстом С, но не имеет заглавия), а первый автограф – на одном листе с текстом стихотворения «Вечер», соответствующим первопечатному тексту Г.
Л. Н. Толстой отметил «Полдень» буквой «К» (Красота) и отчеркнул две последние строки. (вернуться)

3. И сам теперь великий Пан... – полдневный час считался священным у древних греков: в этот час отдыхал Пан, бог долин, лесов, стад и пастухов. Мифологические образы характерны для творчества Тютчева 20-х годов (ср. «Слезы», «Весенняя гроза», «Видение»). (вернуться)

4. Певучесть есть в морских волнах… – дата написания: 11 мая 1865 г.
Впервые напечатано в РВ, 1865, №8, стр. 432. Вошло в изд. 1868 г., стр. 214. Здесь эпиграф дан как заглавие. Печатается по списку М. Ф. Тютчевой-Бирилевой (СП), датированному 11 мая 1865 г.
По поводу первого появления этого стихотворения в печати И. С. Аксаков писал Е. Ф. Тютчевой: «В Русском вестнике, в последней книжке, напечатаны стихи Федора Ивановича. Прекрасные стихи, полные мысли, не нравится мне в них одно слово, иностранное: протест» (Георгий Чулков. Последняя любовь Тютчева, стр. 60). По-видимому, мнение Аксакова было принято Тютчевым во внимание: в списке М. Ф. Тютчевой-Бирилевой последняя строфа, заканчивающаяся словами «протест», отсутствует. Нет оснований думать, чтобы дочь поэта самовольно решилась сократить эту строфу. Вместе с тем очевидно и то, что список предшествует изд. 1868 г., а не наоборот.
По сообщению А. И. Георгиевского, написано в Петербурге, во время поездки на Острова вместе с его женой М. А. Георгиевской, сестрой Е. А. Денисьевой (неизданные мемуары, принадлежащие Б. Н. Делоне).
Л. Н. Толстой отметил это стихотворение буквами «Т. Г.!» (Тютчев. Глубина). (вернуться)

5. – Есть музыкальная стройность в прибрежных тростниках (лат.).
Эпиграф заимствован у римского поэта IV в. до н. э. Авзония. См.: Decimi Magni Ausonii Burdigalensis Opuscula. Lipsiae, 1886, p. 285. (вернуться)

6. Мусикийский (устар.) – музыкальный. (вернуться)

7. ...Мыслящий тростник – образ, восходящий к известному афоризму Б. Паскаля: «Человек не более, как самая слабая тростинка в природе, но это – тростинка мыслящая» («Pensées» – «Мысли»). (вернуться)

8. С поляны коршун поднялся… – дата написания: 1830-е гг.
Впервые напечатано в РА, 1879, вып. 5, стр. 125 и в «Новонайденных стихотворениях», стр. 17. Печатается по автографу.
Главная мысль этого стихотворения – мысль о всеобщем законе природы, о единстве и гармонии в ней. Человек не может взлететь, хотя он и "царь земли", – природа не дала ему крыльев. Тютчев с горечью говорит о том, что человек не может слиться с природой. Кроме того, небо в поэзии означает высокий идеал, которого человек хочет достигнуть.
Тема, композиция и образы этого стихотворения близки к стихам А. Д. Илличевского «Орел и человек», напечатанным в альманахе «Северные цветы» на 1827 г., стр. 291:
С подоблачной вершины гор
Орел под своды неба вьется,
Вперив на солнце смелый взор,
Громам и молниям смеется.
А человек, сей царь земли,
В ничтожестве своем тщеславный,
Мечтает быть с богами равный
И пресмыкается в пыли.
По-видимому, оба стихотворения восходят к какому-то общему первоисточнику.
Л. Н. Толстой отметил это стихотворение буквой «Г» (Глубина) и подчеркнул последнюю строку.
В.Я. Брюсов (см. Изд. Маркса. С. XXXV) писал о стихотворении: «Только с горькой насмешкой называет Тютчев человека «царем земли» («С поляны коршун поднялся…»). Скорее он склонен видеть в человеке случайное порождение природы, ничем не отличавшееся от существ, сознанием не одаренных. «Мыслящий тростник» — вот как определяет человека Тютчев в одном стихотворении». Брюсов напоминает и другое тютчевское определение человека — «злак земной», приходя к выводу о том, что Тютчев усматривает подлинную свободу только в жизни природы, а в человеческой жизни видит лишь «призрачную свободу». С.Л. Франк процитировал фрагмент этого стихотворения, рассмотрев его в контексте с такими, как «Яркий снег сиял в долине…», «Какое дикое ущелье!..». (вернуться)

9. Есть в осени первоначальной... – дата написания: 1857 г.
В последнем автографе перед текстом дата на французском языке (рукой Эрн. Ф. Тютчевой): «22 августа 1857 ». Воспроизведение см. Ф. И. Тютчев. Стихотворения. М., 1945, стр. 31. Впервые напечатано в РБ, 1858, ч. II, кн. 10, стр. 3. Вошло в изд. 1868 г., стр. 175. Печатается по автографу СП.
Написано по пути из Овстуга в Москву. Первый автограф ЦГАЛИ написан карандашом на обороте листка с перечнем почтовых станций и дорожных расходов. Начиная со слов «птиц не слышно боле», текст писан под диктовку поэта его дочерью М. Ф. Тютчевой. Ею же сделано примечание на французском языке: «Написано в коляске на третий день нашего путешествия».
Л. Н. Толстой отметил это стихотворение буквой «К!» (Красота). См. ТЕ, стр. 147. В беседе с А. Б. Гольденвейзером 1 сентября 1909 г., вспомнив строки «Лишь паутины тонкий волос // блестит на праздной борозде», Толстой сказал: «Здесь это слово „праздной“ как будто бессмысленно и не в стихах так сказать нельзя, а между тем, этим словом сразу сказано, что работы кончены, все убрали, и получается полное впечатление. В уменье находить такие образы и заключается искусство писать стихи, и Тютчев на это был великий мастер». (А. Б. Гольденвейзер. Вблизи Толстого. Гослитиздат, 1959, стр. 315).
Через несколько дней, 8 сентября 1909 г., разговаривая с В. Г. Чертковым, Толстой снова вернулся к этому стихотворению. «Мне особенно нравится „праздной“. Особенность поэзии в том, что в ней одно слово намекает на многое» («Л. Н. Толстой в воспоминаниях современников», т. II. Гослитиздат, 1955, стр. 63). (вернуться)

10. Silentium! – дата написания: 1830 г.
Перевод слова: а) безмолвие, молчание
simul ipsa silentia terrent V — да и само безмолвие наполняет страхом
б) держание в тайне, неразглашение (alicujus rei и de aliquā re C etc.)
ceteris s. fuit C — прочие замолчали
Т.е. слово: «Silentium» (Силентиум) означает «Молчи» (в переводе с латыни). Впервые напечатано в газете «Молва» (приложение к журналу «Телескоп»), 1833. № 32, 16 марта. С. 125.
Eгo лейтмотив обозначен в заглавии, которое в переводе с латинского обозначает «Молчание!».
В этом стихотворении, как и во многих других стихотворениях поэта («День и ночь», «Святая ночь на небосклон взошла...» и др.), «день отрадный, день любезный», но обманчивый в своих светлых утешениях, противопоставляется ночи, когда раскрывается вся глубина мира и души. Дpaмaтизм стихотворения состоит в пронзительном одиночестве лирического героя, вынужденного «жить в себе caмом». Слово бессильно выразить мысль так, чтобы она не была «ложью» и не «возмущала ключей» нpaвствeннoгo чувства. И поэт молчит о тех мыслях, которые нaвeяны «буйной годиной» современности. (вернуться)

11. Не то, что мните вы, природа... – дата написания: 1836 г.
Впервые напечатано в С, т. III, 1836, стр. 21—22. Запрещенные цензурой 2 и 4 строфы заменены здесь точками. Перепечатано Некрасовым (без точек вместо отсутствующих строф) с пропуском 3 и 4 стихов первой строфы и исправлениями 1 и 3 стихов последней в С, т. XIX, 1850, № 1, отд. VI, стр. 65—66. Вошло в С, т. XLIV, 1854, стр. 9—10, изд. 1854 г., стр. 15 и изд. 1868 г., стр. 18. Печатается по списку с поправками Тютчева в СТ (ЦГАЛИ, 505/54, стр. 12—13), но с восстановлением по первопечатному тексту точек на месте пропущенных строф.
Написано не позднее апреля 1836 г., так как в начале мая этого года послано Тютчевым И. С. Гагарину.
Д. Д. Благой высказал мысль о том, что «полемическая направленность этого стихотворения Тютчева имеет двойной адрес»: с одной стороны, оно имеет в виду теологические традиционно-церковные представления, подчиняющие законы природы божественной воле, с другой стороны — «вульгарные механистические представления о природе как о голом механизме, бездушной машине» (Д. Благой. Литература и действительность. Вопросы теории и истории литературы. М., 1959, стр. 446).
По-видимому, пантеистическое мировоззрение поэта, неприемлемое с ортодоксально-церковной точки зрения, наиболее отчетливо было выражено в недошедших до нас строфах стихотворения, обративших на себя внимание цензуры. 14 июля 1836 г. Петербургский цензурный комитет утвердил предложение цензора А. Л. Крылова, рассматривавшего рукопись III тома С, об исключении этих строф. Пушкин, со своей стороны, настоял на том, чтобы выброшенные строфы были отмечены точками. Отсутствие этих строф нарушало композиционную цельность стихотворения. Точки же недвусмысленно указывали на то, что это дело рук цензуры, а не редактора. См. «Временник Пушкинского Дома». Пг., 1914, стр. 14; А. С. Пушкин. Полн. собр. соч., т. 16. Изд-во АН СССР, 1949. стр. 144; Е. Рыскин. Из истории пушкинского «Современника». «Русская литература», 1961, № 2, стр. 199. Позднее Н. В. Сушков просил Тютчева вспомнить недостающие в стихотворении строфы, но поэт не смог восстановить их в своей памяти. См. ЛН, т. 19—21, 1935, стр. 377.
Ораторской интонацией стихотворение нaпоминает гневную и суровую оду Г. Р. Державина «Властителям и судиям», в которой дерзко осуждаются нeдoстойные властители. Продолжая традиции русской гражданской поэзии, Тютчев обрушивает свой обличительный гнев на тех, кто далек от «беседы дружеской» с природой, кто не чувствует ее в каждом проявлении.
Композиционный строй стихотворения , eгo поэтическую идею определяет антитеза первой строфы, которая строится на противопоставлении взаимоисключающих понятий слепок, бездушный лик - душа, свобода, любовь, язык. Это противопоставление находит воплощение и в стилистической организации строфы, состоящей из одного предложения, в котором отрицанию не то... не то... противостоит утверждение в четырежды повторенном есть. Не случайно, что именно первая строфа стихотворения вошла в живое наследие литеpaтурнoгo языка и стала использоваться в качестве кpылатого выражения.
Обличительная интонация, соединенная со страстным утверждением идеи родства человека и природы, пронизывает все тютчевское стихотворение . Mнoгoкpaтнo повторяющиеся отрицания не, нет соединяются с метафорическими образами, создающими одухотворенный лик природы, где «дышат солнцы», «говорят» леса и где гpoза «совещается» с человеком «в беседе дружеской».
Одним из средств художественной выразительности стихотворения является eгo интонационный строй, в котором повествовательно-описательная интонация первой строфы сменяется поисково-вопрошающим строем второй, а в заключительных строфах вытесняется восклицанием, внушающим читателю определенное эмоциональное отношение к содержанию произведения. (вернуться)

12. Умом Россию не понять… – дата написания: 1866 г.
Впервые напечатано в изд. 1868 г., стр. 230, с датой: «28 ноября 1866 г.». (вернуться)

13. О, как убийственно мы любим... – дата написания: 1851 г.
Первая публикация — Совр. 1854. Т. XLIV. С. 37—38. Вошло в Изд. 1854. С. 37—38; Изд. 1868. С. 143—144; Изд. СПб., 1886. С. 193—195; Изд. 1900. С. 195—196.
Датируется первыми месяцами 1851 г.; основание для этого есть в самом стихотворении, связанном с любовью поэта к Е. А. Денисьевой («Год не прошел») (Лирика I. С. 394).
В списке Сушк. тетради есть отличия от публикуемого текста: в 11-й строке — «Ее волшебны взоры, речи», 12-й — «Горячей влагою своей», 17-й — «И где ж все это», 33-й — «Боль злую, боль ожесточенья».
«Эта злая и горькая жизнь любви убивает и губит», — заключал В. С. Соловьев в статье «Ф. И. Тютчев», перед тем как процитировать всю первую строфу (Соловьев В. С. Стихотворения. Эстетика. Литературная критика. М., 1990. С. 292). Близок к этому заключению будет и Д. С. Мережковский, когда перед цитированием стих. «О, как убийственно мы любим...» отметит: «Любя, убивал» (Мережковский. С. 110). В поэтике стихотворения отчетливо высвечивается то, что отметил Г. И. Чулков в статье «Любовь в жизни и в лирике Ф. И. Тютчева»: «Любовь Тютчева убийственна и самоубийственна» (Тютч. сб. С. 31). Н. А. Бердяев с опорой на первую строфу стихотворения определил сходство в художественном воплощении «трагизма» любви у Ф. М. Достоевского и Тютчева: «Так же убийственна у него любовь, как у Тютчева...» (Бердяев Н. А. Миросозерцание Достоевского // Бердяев Н. А. Философия творчества, культуры и искусства. В 2-х т. М., 1994. Т. 2. С. 74) (А. А.).
В июле 1850 г. Тютчев познакомился c Еленой Александровной Денисьевой (1826-1864), воспитанницей Смольного Института благородных девиц. В эти годы он создаёт цикл стихотворений – шедевры любовной лирики - обращённый к Денисьевой, своеобразный "роман в стихах", в котором поэт рассказал о гордой молодой женщине, бросившей вызов светскому обществу.
Разрушительная сила любви рассматривается поэтом как следствие духовного хаоса. И вместе с тем высота дyши и чувства всегда подвергаются опасности гибельного вмешательства «бессмертной пошлости людской». «Денисьевский цикл» отличается глубокой, пронзительной правдой в раскрытии человеческих переживаний. (вернуться)

14. Нам не дано предугадать… – дата написания: 1869 г.
Первая публикация — Северные цветы. 1903. С. 182.
После текста дата: «С.-Петербург. 27 февраля 1869».
Автограф стихотворения был найден в рукописях княгини Варвары Федоровны Шаховской и предоставлен для первой публикации ее внучкой Е. И. Свечиной (Ю. Р.). (вернуться)

15. Я встретил вас – и все былое... – дата написания: 1870 г.
Впервые напечатано в журнале "Заря", 1870, № 12, декабрь с заглавием «К. Б.» и пометой под текстом: «Карлсбад». Инициалы в заглавии обозначают сокращение переставленных слов "Баронессе Крюденер".
Рукой Д. Ф. Тютчевой вверху списка указано: «Карлсбад 26 июля 1870 г.».
Прототип лирической героини стихотворения — А. М. Крюденер.
Но есть и другое мнение об адресате этого стихотворения. Во втором номере журнала «Нева» за 1988 год появилась статья А.А.Николаева «Загадка К.Б.», в которой утверждалось, что стихи Тютчева написаны вовсе не Амалии Крюденер. Хотя бы потому, что летом 1870 года Амалия Крюденер не была в Карлсбаде или поблизости от него: как сообщила заведующая Карловским окрестным архивом Ярмила Валахова, в полицейских протоколах и бюллетенях курортных гостей за летние месяцы 1870 года имя Амалии Адлерберг (в первом браке – Крюденер, в девичестве – Лерхенфельд) не значится. А стихи написаны именно там. Амалия же, судя по семейной переписке, находилась в это время или в Петербурге, или в его окрестностях, или в своих русских имениях.
Сам А.А. Николаев считает, что за этими буквами Тютчев скрыл инициалы Клотильды Ботмер ( в замужестве Мальтиц), сестры первой жены Тютчева Элеоноры Ботмер. Исследователь привел и ряд доказательств в пользу своей версии, главное из которых – именно с Клотильдой мог повидаться поэт между 21 и 26 июля 1870 года в одном из городов невдалеке от Карлсбада, и потому «она – наиболее вероятный адресат стихотворения «Я встретил вас». (вернуться)

16. "Я вспомнил время золотое" – намек на стихотворение "Я помню время золотое...", также посвященное А.М.Крюденер.
Я помню время золотое,
Я помню сердцу милый край.
День вечерел; мы были двое;
Внизу, в тени, шумел Дунай.

И на холму, там, где, белея,
Руина замка вдаль глядит,
Стояла ты, младая фея,
На мшистый опершись гранит.

Ногой младенческой касаясь
Обломков груды вековой;
И солнце медлило, прощаясь
С холмом, и замком, и тобой.

И ветер тихий мимолетом
Твоей одеждою играл
И с диких яблонь цвет за цветом
На плечи юные свевал.

Ты беззаботно вдаль глядела...
Край неба дымно гас в лучах;
День догорал; звучнее пела
Река в померкших берегах.

И ты с веселостью беспечной
Счастливый провожала день;
И сладко жизни быстротечной
Над нами пролетала тень.
апрель 1836 (Обращено к баронессе Амалии Максимилиановне Крюденер, урожденной гр. фон Лерхенфельд (1808—1888). Увлечение поэта ею относится к первым годам его пребывания в Баварии.) (вернуться)

17. Природа — сфинкс. И тем она верней... – дата написания: 1869 г.
Впервые напечатано в изд. 1886 г., стр. 340.
В списке СП датировано: «Овстуг, август 1869».
Л. Н. Толстой отметил это четверостишие буквами «Т. Г.» (Тютчев. Глубина). (вернуться)
 




 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Содержание
 
Литература для школьников
 
Яндекс.Метрика