Дж. Г. Байрон. Паломничество Чайльд Гарольда. Песнь четвёртая (отрывок)
Литература для школьников
 
 Главная
 Зарубежная  литература
 Байрон
 Джордж Гордон
 
Джордж Гордон Байрон
на картине Ричарда Весталла (1813)
 
 
 
 
 
Зарубежная литература
 
Джордж Гордон Байрон
(1788—1824)

ПАЛОМНИЧЕСТВО ЧАЙЛЬД ГАРОЛЬДА
Поэма
Песнь четвертая
(Отрывок)
[1]

    1
    В Венеции на Ponte dei Sospiri,[2]
    Где супротив дворца стоит тюрьма,
    Где — зрелище единственное в мире! —
    Из волн встают и храмы и дома,
    Там бьёт крылом история сама,
    И, догорая, рдеет солнце Славы
    Над красотой, сводящею с ума,
    Над Марком, чей, доныне величавый,
    Лев перестал страшить и малые державы.[3]

2
Морей царица, в башенном венце,
Из тёплых вод, как Анадиомена,[4]
С улыбкой превосходства на лице
Она взошла, прекрасна и надменна.
Её принцессы принимали вено
Покорных стран, и сказочный Восток
В полу ей сыпал всё, что драгоценно.
И сильный князь, как маленький князёк,
На пир к ней позванный, гордиться честью мог.

    3
    Но смолк напев Торкватовых октав,[5]
    И песня гондольера отзвучала,
    Дворцы дряхлеют, меркнет жизнь, устав,
    И не тревожит лютня сон канала.
    Лишь красота Природы не увяла.
    Искусства гибли, царства отцвели,
    Но для веков отчизна карнавала
    Осталась, как мираж в пустой дали,
    Лицом Италии и празднеством Земли.

    …11
    Тоскует Адриатика-вдова:
    Где дож, где свадьбы праздник ежегодный?[6]
    Как символ безутешного вдовства
    Ржавеет «Буцентавр», уже негодный,
    Лев Марка стал насмешкою бесплодной
    Над славою, влачащейся в пыли,
    Над площадью, где, папе неугодный,
    Склонился император и несли[7]
    Дары Венеции земные короли.

    …13
    Пусть кони Марка сбруей золотой[8]
    И бронзой блещут в ясную погоду,
    Давно грозил им Дориа уздой —[9]
    И что же? Ныне Габсбургам в угоду
    Свою тысячелетнюю свободу
    Оплакивать Венеция должна;[10]
    О, пусть уйдёт, как водоросли в воду,
    В морскую глубь, в родную глубь она,
    Коль рабство для неё — спокойствия цена.

    14
    Ей был, как Тиру, дан великий взлёт,
    И даже в кличке выражена сила:
    «Рассадник львов» прозвал её народ —
    За то, что флаг по всем морям носила,
    Что от Европы турок отразила.
    О древний Крит, великой Трои брат!
    В твоих волнах — её врагов могила.
    Лепанто, помнишь схватку двух армад?[11]
    Ни время, ни тиран тех битв не умалят.

    15
    Но статуи стеклянные разбиты,
    Блистательные дожи спят в гробах,
    Лишь говорит дворец их знаменитый
    О празднествах, собраньях и пирах.
    Чужим покорен меч, внушавший страх,
    И каждый дом — как прошлого гробница.
    На площадях, на улицах, мостах
    Напоминают чужеземцев лица,
    Что в тягостном плену Венеция томится.

    …17
    Венеция! Не в память старины,
    Не за дела, свершённые когда-то,
    Нет, цепи рабства снять с тебя должны
    Уже за то, что и доныне свято
    Ты чтишь, ты помнишь своего Торквато.
    Стыд нациям! Но Англии — двойной!
    Морей царица! Как сестру иль брата,
    Дитя морей своим щитом укрой.
    Её закат настал, но далеко ли твой?

18
Венецию любил я с детских дней,
Она была моей души кумиром,
И в чудный град, рождённый из зыбей,
Воспетый Радклиф, Шиллером, Шекспиром,[12]
Всецело веря их высоким лирам,
Стремился я, хотя не знал его.
Но в бедствиях, почти забытый миром,
Он сердцу стал ещё родней того,
Который был как свет, как жизнь, как волшебство.

    19
    Я вызываю тени прошлых лет,
    Я узнаю, Венеция, твой гений,
    Я нахожу во всём живой предмет
    Для новых чувств и новых размышлений,
    Я словно жил в твоей поре весенней,
    И эти дни вошли в тот светлый ряд
    Ничем не истребимых впечатлений,
    Чей каждый звук, и цвет, и аромат
    Поддерживает жизнь в душе, прошедшей ад.


1. Байрон жил в Венеции в 1817-1818 гг.
Здесь он написал четвёртую песнь поэмы «Паломничество Чайльд Гарольда» и начал «Дон Жуана», ставшего новым словом в мировой поэзии.
Очаровательная лёгкость и праздничность жизни Венеции изменили его взгляд на мир и поэтический стиль. В Венеции Байрон сначала поселился неподалеку от площади Сан-Марко на улице Фреццерие в доме суконщика Сегати. Внизу находилась лавка хозяина, в которой тот отмерял (на старые локти) цветные сукна. Поэт сразу же прозвал хозяина «венецианским купцом». (вернуться)

2. Ponte dei Sospiri — мост вздохов, крытый мост, соединял Дворец дожей с тюрьмой и служил дорогой осуждённым.
См. подробнее на странице "Венеция. Путешествия по миру". (вернуться)

3. Над Марком, чей …лев — Святой Марк, евангелист, издавна считается покровителем Венеции.
По легенде, венецианцы похитили останки святого из монастыря в Александрии и перевезли их в свой город.
Крылатый лев — символ евангелистов — венчает колонну на пьяцетте Святого Марка перед Дворцом дожей. Лев держит бронзовую лапу на странице открытой книги, на которой написано: «Мир тебе, Марк, мой благовестник». (вернуться)

4. Анадиомена — «из моря выходящая» — так греки называли богиню любви и красоты Афродиту, рождённую из морской пены. (вернуться)

5. Но смолк напев Торкватовых октав — когда-то венецианские гондольеры напевали отрывки из поэмы Торквато Тассо «Освобождённый Иерусалим».
Во времена Байрона этот обычай уже ушёл в прошлое, но память о нём сохранялась ещё долго. (вернуться)

6. Тоскует Адриатика-вдова: // Где дож, где свадьбы праздник ежегодный? — каждый год, в день Вознесения, дож Венеции на красной с золотом гондоле, называемой «Буцентавром», выходил в море и бросал в воду кольцо, совершая тем самым обряд обручения с Адриатикой.
Когда в 1797 году, по воле Наполеона, Венеция утратила независимость, исчез и этот освящённый веками обычай, а солдаты императора повредили «Буцентавр» как ненужную игрушку. (вернуться)

7. Над площадью, где, папе неугодный, // Склонился император («Иду, чтобы снова быть распятым») — (вернуться)

8. Кони Марка (1625–1713) — четыре великолепных коня, много веков украшавшие главный портал собора Св.Марка.
Венецианцы, участвовавшие в Четвёртом Крестовом походе и взятии Константинополя, в 1204 году вывезли их с горящего ипподрома. Коней принято называть бронзовыми, но на самом деле в точности неизвестно, когда и кем они были изваяны и из какого сплава отлиты. (вернуться)

9. Дориа — генуэзский адмирал Пьетро Дориа отказался заключить мир с Венецией — соперницей Генуи на морях, ответив, что «генуэзцы не даруют мира, пока не взнуздают коней Св.Марка». (вернуться)

10. Габсбургам в угоду // Свою тысячелетнюю свободу // Оплакивать Венеция должна — династия Габсбургов правила Австрийской империей.
Венеция, впервые отданная Наполеоном «под покровительство» Австрии в 1798 году, оставалась под властью австрийцев более полувека. (вернуться)

11. Лепанто — 7 октября 1571 года произошла знаменитая битва при Лепанто, в которой объединённый итало-испанский флот разбил турок-османов, захвативших остров Кипр и угрожавших всей Европе. В этом сражении необыкновенную храбрость проявил венецианский военачальник Себастьян Веньер. (вернуться)

12. Воспетый Радклиф, Шиллером, Шекспиром — Анна Радклиф, английская писательница, прославившаяся своими готическими романами. Действие её самой известной книги — «Удольфские тайны» — происходит в Венеции.
Величайшему драматургу Англии Уильяму Шекспиру принадлежат пьесы «Венецианский купец» и «Отелло» (первое действие трагедии происходит в Венеции, Дездемона — прекрасная венецианка). (вернуться)

 
Венеция. Площадь святого Марка, работы Каналетто, 1730.
Площадь выглядит так же, как и в наши дни.
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Литература для школьников
 


Яндекс.Метрика