Дж. Г. Байрон. «Ты кончил жизни путь, герой!..». Уроки литературы в 7 классе
Литература для школьников
 
 Главная
 
 Зарубежная литература
 
Джордж Гордон Байрон
на картине Ричарда Весталла (1813)
 
Зверев А. М. Звезды падучей пламень
(Фрагменты)
 
Дж. Г. Байрон. «Душа моя мрачна...»
 
Дж. Г. Байрон. «Ты кончил жизни путь, герой!..»
 
К. Ф. Рылеев. «На смерть Байрона»
 
И. И. Козлов. «Байрон»
 
А. С. Пушкин. «Кто знает край, где небо блещет...»
 
М. Ю. Лермонтов. Подражание Байрону
 
 
 
 
 
 
ИЗ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
Джордж Гордон Байрон
(1788—1824)

Уроки литературы в 7 классе[1]



УРОК 65
ДЖ. Г. БАЙРОН. «ТЫ КОНЧИЛ ЖИЗНИ ПУТЬ, ГЕРОЙ!..»,
«ДУША МОЯ МРАЧНА...»


Основное содержание урока
Краткий рассказ о поэте. Байрон и русская литература. Гимн герою, павшему в борьбе за свободу Родины. Своеобразие романтической поэзии Байрона.

Основные виды деятельности.
Устный рассказ о поэте. Восприятие и выразительное чтение стихотворения. Устный или письменный ответ на вопрос (с использованием цитирования). Участие в коллективном диалоге. Анализ поэтических интонаций. Работа со словарём литературоведческих терминов. Поиск цитатных примеров, иллюстрирующих понятие «романтическое стихотворение». Выполнение заданий практикума «Читаем, думаем, спорим...».

I. Краткий рассказ о поэте. Байрон и русская литература

Рассказ учителя о Дж. Г. Байроне (см. фрагменты книги: Зверев А.М. Звезды падучей пламень)
с показом изображений поэта и мест, связанных с его именем,
включением сообщений учащихся
и выразительного чтения небольших фрагментов следующих произведений (по выбору учителя).

Байрон умер 19 апреля 1824 г.; он скончался от лихорадки в лагере греческих повстанцев, где командовал одним из отрядов, боровшихся за независимость от турецкого владычества. В России появилось несколько поэтических откликов на смерть английского поэта:

К. Ф. Рылеев. «На смерть Байрона» (см. текст ниже):
П. А. Вяземский. «Байрон» (см. текст ниже):
И. И. Козлов. «Байрон», «Венецианская ночь» (см. текст ниже):
А. С. Пушкин. «К морю», «Кто знает край, где небо блещет...» (см. текст ниже):
М. Ю. Лермонтов. «Подражание Байрону» (см. текст ниже):

Для подготовки рассказа о Байроне учитель может использовать фрагменты статьи Пушкина «О Байроне и предметах важных»
книги М. П. Алексеева «Русско-английские литературные связи (XVIII – I половина XIX в.)»
и книги А. Моруа «Байрон»


II. Чтение и обсуждение статьи учебника «Джордж Гордон Байрон» (см. статью ниже):

— Докажите, что Байрон не только изображал героя-бунтаря, но и сам был борцом за независимость.

— Почему Байрона высоко ценили поэты-декабристы?

— Как оценивал Байрона Пушкин?

— Какие русские поэты отозвались на смерть Байрона? Почему?

— В каких словах Байрона заключён гуманистический смысл его творчества?



III. Гимн герою, павшему в борьбе за свободу Родины
Выразительное чтение и обсуждение стихотворения «Ты кончил жизни путь, герой!..»
(см. текст ниже):

— Определите настроение и главную мысль стихотворения.

— Разделите стихотворение на смысловые части и озаглавьте каждую цитатой.

— Почему автор противопоставляет понятия жизни путь и слава?

— В каких строках заключена мысль о величии борцов за свободу?

— Какие два мира противопоставлены в стихотворении?

— Почему потомки «позабыть тебя не в силах»?

— Почему смерть героя нужно воспринимать без слёз?

— Каким героям можно посвятить это стихотворение? Что вы знаете об их подвиге?

IV. Своеобразие романтической поэзии Байрона
Обобщающая беседа:


Докажите, что герой стихотворения Байрона — это романтический герой.

Какие признаки романтической поэзии есть в стихотворении?

Проиллюстрируйте примерами романтический характер стихотворения.

V. Подбор цитатных примеров, иллюстрирующих понятие романтическое произведение.
Заполнение цитатной таблицы:


ПРИМЕРНАЯ
ЦИТАТНАЯ ТАБЛИЦА
Подбор цитатных примеров, иллюстрирующих понятие романтическое произведение
Черты романтизма
Примеры
Группа 1.
Идеи свободы, пафос борьбы за свободу
  
Группа 2.
Интерес к истории и сильным личностям
  
Группа 3.
Противостояние двух миров, напряжённость чувств героев
  
Группа 4.
Статичность образа героя, у героя нет прошлого
  
Группа 5.
Субъективность и эмоциональность авторского языка
  

Школьники могут дополнить таблицу

VI. Практическая работа. Сопоставление переводов стихотворения Байрона «Душа моя мрачна...».
(Для школьников, изучающих английский язык.)

Прочитайте стихотворение Байрона «My soul is dark...»:

My soul is dark
My soul is dark — Oh! quickly string
The harp I yet can brook to hear;
And let thy gentle fingers fling
Its melting murmurs o’er mine ear. —
If in this heart a hope be dear,
That sound shall charm it forth again —
If in these eyes there lurk a tear,
’Twill flow — and cease to burn my brain —
But bid the strain be wild and deep,
Nor let thy notes of joy be first —
I tell thee — Minstrel! I must weep,
Or else this heavy heart will burst —
For it hath been by sorrow nurst,
And ached in sleepless silence long —
And now ’tis doom’d to know the worst,
And break at once — or yield to song.

— *Попытайтесь перевести стихотворение на русский язык.

— Изучите переводы стихотворения:

М. Лермонтов. «Душа моя мрачна...»

ЕВРЕЙСКАЯ МЕЛОДИЯ
(Из Байрона)
[23]

Душа моя мрачна. Скорей, певец, скорей!
Вот арфа золотая:
Пускай персты твои, промчавшися по ней,
Пробудят в струнах звуки рая.
И если не навек надежды рок унес,
Они в груди моей проснутся,
И если есть в очах застывших капля слез —
Они растают и прольются.

Пусть будет песнь твоя дика. Как мой венец,
Мне тягостны веселья звуки!
Я говорю тебе: я слез хочу, певец,
Иль разорвется грудь от муки.
Страданьями была упитана она,
Томилась долго и безмолвно;
И грозный час настал — теперь она полна,
Как кубок смерти яда полный.
Источник: Лермонтов М. Ю. Сочинения: В 6 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1954—1957. Т. 2. Стихотворения, 1832—1841. — 1954. — С. 77.

Н. Гнедич. «Мелодия» («Душе моей грустно! Спой песню, певец!..»)

МЕЛОДИЯ
[24]

Душе моей грустно! Спой песню, певец!
Любезен глас арфы душе и унылой.
Мой слух очаруй ты волшебством сердец,
Гармонии сладкой всемощною силой.

Коль искра надежды есть в сердце моем,
Ее вдохновенная арфа пробудит;
Когда хоть слеза сохранилася в нем,
Прольется, и сердце сжигать мне не будет.

Но песни печали, певец, мне воспой:
Для радости сердце мое уж не бьется;
Заставь меня плакать; иль долгой тоской
Гнетомое сердце мое разорвется!

Довольно страдал я, довольно терпел;
Устал я! — Пусть сердце или сокрушится
И кончит земной мой несносный удел,
Иль с жизнию арфой златой примирится.
Источник: Н.И. Гнедич. Стихотворения. Л.: Советский писатель, 1956. (Библиотека поэта; Большая серия).

— Почему герой ощущает трагический разлад с обществом?

— В чём достоинства и недостатки каждого перевода?

— *Определите, кто из поэтов создал перевод, более близкий к оригиналу.

— *Попытайтесь сделать свой перевод стихотворным.

И т о г о в ы й   в о п р о с:

Задание из раздела учебника «Проверьте себя».

Домашнее задание

Письменно ответить на вопрос
«О каких героях русской литературы и фольклора можно сказать словами Байрона: „И в песнях родины святой / Жить будет образ величавый“?».

Индивидуальные задания.

Выполнить задания к теме «Дж. Г. Байрон» из практикума «Читаем, думаем, спорим...» (по выбору учителя).

Подготовить краткие сообщения о мастерах японских хокку Мацуо Басё и Кобаяси Исса с использованием справочной литературы и ресурсов Интернета.

Проиллюстрировать несколько японских хокку.

Следующие уроки: Японские хокку (трёхстишия) >>>


НА СМЕРТЬ БАЙРОНА
К. Ф. Рылеев[2]

О чем средь ужасов войны
Тоска и траур погребальный?
Куда бегут на звон печальный
Священной Греции сыны?
Давно от слез и крови взмокла
Эллада средь святой борьбы;
Какою ж вновь бедой судьбы
Грозят отчизне Фемистокла?[3]

Чему на шатком троне рад
Тиран роскошного Востока,
За что благодарить пророка
Спешат в Стамбуле стар и млад?
Зрю: в Миссолонге гроб средь храма[4]
Пред алтарем святым стоит,
Весь катафалк огнем блестит
В прозрачном дыме фимиама.

Рыдая, вкруг его кипит
Толпа шумящего народа, —
Как будто в гробе том свобода
Воскресшей Греции лежит,
Как будто цепи вековые
Готовы вновь тягчить ее,
Как будто идут на нее
Султан и грозная Россия…

Царица гордая морей!
Гордись не силою гигантской,
Но прочной славою гражданской
И доблестью своих детей.
Парящий ум, светило века,
Твой сын, твой друг и твой поэт,
Увянул Бейрон в цвете лет
В святой борьбе за вольность грека.

Из океана своего
Текут лета с чудесной силой:
Нет ничего уже, что было,
Что есть, не будет ничего.
Грядой возлягут на твердыни
Почить усталые века,
Их беспощадная рука
Преобратит поля в пустыни.

Исчезнут порты в тьме времен,
Падут и запустеют грады,
Погибнут страшные армады,
Возникнет новый Карфаген…
Но сердца подвиг благородный
Пребудет для души младой
К могиле Бейрона святой
Всегда звездою путеводной.

Британец дряхлый поздних лет
Придет, могильный холм укажет
И гордым внукам гордо скажет:
«Здесь спит возвышенный поэт!
Он жил для Англии и мира,
Был, к удивленью века, он
Умом Сократ, душой Катон
И победителем Шекспира.

Он всё под солнцем разгадал,
К гоненьям рока равнодушен,
Он гению лишь был послушен,
Властей других не признавал.
С коварным смехом обнажила
Судьба пред ним людей сердца,
Но пылкая душа певца
Презрительных не разлюбила.

Когда он кончил юный век
В стране, от родины далекой,
Убитый грустию жестокой,
О нем сказал Европе грек:
«Друзья свободы и Эллады
Везде в слезах в укор судьбы;
Одни тираны и рабы
Его внезапной смерти рады».
1824
(вернуться к уроку)


БАЙРОН
П. А. Вяземский
[5]
(1792—1878)

Если я мог бы дать тело и выход из груди своей тому, что наиболее во мне, если я мог бы извергнуть мысли свои на выражение и, таким образом, душу, сердце, ум, страсти, чувство слабое или мощное, всё, что я хотел бы некогда искать, и всё, что ищу, ношу, знаю, чувствую и выдыхаю, ещё бросить в одно слово, и будь это одно слово перун, то я высказал бы его; но, как оно, теперь живу и умираю, не расслушанный, с мыслью совершенно безголосною, влагая её как меч в ножны…
«Чайльд Гарольд».
Песнь 3, строфа XCVII
[6]

Поэзия! Твоё святилище природа!
Как древний Промефей с безоблачного свода
Похитил луч живой предвечного огня,
Так ты свой черпай огнь из тайных недр ея.
Природу заменить вотще труда усилья;
Наука водит нас, она даёт нам крылья
И чадам избранным указывает след
В безвестный для толпы и чудотворный свет.
Счастлив поэт, когда он внял из колыбели
Её таинственный призыв к заветной цели.
Счастлив, кто с первых дней приял, как лучший дар.
Волненье, смелый пыл, неутолимый жар;
Кто, детских игр беглец, объятый дикой думой,
Любил паденью вод внимать с скалы угрюмой,
Прокладывал следы в заглохшие леса,
Взор вопрошающий вперял на небеса
И, тайною тоской и тайной негой полный,
Любил скалы, леса, и облака, и волны.
В младенческих глазах горит души рассвет,
20 И мысли на челе прорезан ранний след,
И, чувствам чуждая, душа, ещё младая,
Живет в предчувствии, грядущим обладая.
Счастлив он, сын небес, наследник высших благ!
Поведает ему о чуде каждый шаг.
Раскрыта перед ним природы дивной книга;
Воспитанник её, он чужд земного ига;
Пред ним отверстый мир: он мира властелин!
Чем дале от людей, тем мене он один.
Везде он слышит глас, душе его знакомый:
О страшных таинствах ей возвещают громы,
Ей водопад ревёт, ласкается ручей,
Ей шепчет ветерок и стонет соловей.
Но не молчит и он: певец, в пылу свободы,
Поэзию души с поэзией природы,
С гармонией земли гармонию небес
Сливает песнями он в звучный строй чудес,
И стих его тогда, как пламень окрыленный,
Взрывает юный дух, ещё не пробужденный,
В нем зажигая жар возвышенных надежд;
Иль, как Перуна глас, казнит слепых невежд,
В которых, под ярмом презрительных желаний,
Ум без грядущего и сердце без преданий.
Таков, о Байрон, глас поэзии твоей!
Отважный исполин, Колумб новейших дней,
Как он предугадал мир юный, первобытный,
Так ты, снедаемый тоскою ненасытной
И презря рубежи боязненной толпы,
В полёте смелом сшиб Иракловы столпы:[7]
Их нет для гения в полёте непреклонном!
Пусть их лобзает чернь в порабощенье сонном,
Но он, вдали прозрев заповедную грань,
Насильства памятник и суеверья дань,
Он жадно чрез неё стремится в бесконечность!
Стихия высших дум — простор небес и вечность.
Так, Байрон, так и ты, за грань перескочив
И душу в пламенной стихии закалив,
Забыл и дольный мир, и суд надменной черни;
Стезёй высоких благ и благодатных терний
Достиг ты таинства, ты мыслью их проник,
И чудно осветил ты ими свой язык.
Как страшно-сладостно в наречье, сердцу новом,
Нас пробуждаешь ты молниеносным словом
И мыслью, как стрелой Перунного огня,
Вдруг освещаешь ночь души и бытия!
Так вспыхнуть из тебя оно было готово —
На языке земном несбыточное слово,
То слово, где б вся жизнь, вся повесть благ и мук
Сосредоточились в единый полный звук;
То слово, где б слились, как в верный отголосок,
И жизни зрелый плод, и жизни недоносок,
Весь пыл надежд, страстей, желаний, знойных дум,
Что создали мечты и ниспровергнул ум,
Что намекает жизнь и недоскажет время,
То слово — тайное и роковое бремя,
Которое тебя тревожило и жгло,
Которым грудь твоя, как Зевсово чело,
Когда им овладел недуг необычайный,
Тягчилась под ярмом неразрешенной тайны!
И если персти сын, как баснословный бог,
Ту думу кровную осуществить не мог,
Утешься: из среды души твоей глубокой
Нам слышалась она, как гул грозы далёкой,
Не грянувшей ещё над нашею главой,
Но нам вещающей о тайне страшной той,
Пред коей гордый ум немеет боязливо,
Которую весь мир хранит красноречиво!
Мысль всемогуща в нас, но тот, кто мыслит, слаб;
Мысль независима, но времени он раб.
Как искра вечности, как пламень беспредельный,
С небес запавшая она в сосуд скудельный,
Иль гаснет без вести, или сожжёт сосуд.
О Байрон! Над тобой свершился грозный суд!
И, лучших благ земли и поздних дней достойный,
Увы! не выдержал ты пыла мысли знойной,
Мучительно тебя снедавшей с юных пор.
И гроб, твой ранний гроб, как Фениксов костёр,
Благоухающий и жертвой упраздненный,
Бессмертья светлого алтарь немой и тленный,
Свидетельствует нам весь подвиг бытия.
Гроб, сей Ираклов столп, один был грань твоя, —
И жизнь твоя гласит, разбившись на могиле:
Чем смертный может быть и чем он быть не в силе.
Между 1821 и 1826
(Из цикла «Деревня»)

Источник: П. А. Вяземский. Стихотворения. "Библиотека поэта". Большая серия. Издание третье. — Л.: "Советский писатель", 1986.
(вернуться к уроку)

БАЙРОН
И. И. Козлов
[8]
(1779–1840)

        А. С. Пушкину

    But I have lived and
    have not lived in vain.
[9]

Среди Альбиона туманных холмов,
В долине, тиши обреченной,
В наследственном замке, под тенью дубов,
Певец возрастал вдохновенной.
И царская кровь в вдохновенном текла,[10]
И золота много судьбина дала;
Но юноша гордый, прелестный,—
Высокого сана светлее душой,
Казну его знают вдова с сиротой,
И звон его арфы чудесный.

И в бурных порывах всех чувств молодых
Всегда вольнолюбье дышало,
И острое пламя страстей роковых
В душе горделивой пылало.

Встревожен дух юный; без горя печаль
За призраком тайным влечет его вдаль —
И волны под ним зашумели!
Он арфу хватает дрожащей рукой,
Он жмет ее к сердцу с угрюмой тоской:
Таинственно струны звенели.

Скитался он долго в восточных краях
И чудную славил природу;
Под радостным небом в душистых лесах
Он пел угнетенным свободу;
Страданий любви исступленной певец,
Он высказал сердцу все тайны сердец,
Все буйных страстей упоенья;
То радугой блещет, то в мраке ночном
Сзывает он тени волшебным жезлом —
И грозно-прелестны виденья.

И время задумчиво в песнях текло;
И дивные песни венчали
Лучами бессмертья младое чело,—
Но мрака с лица не согнали.
Уныло он смотрит на свет и людей;
Он бурно жизнь отжил весною своей,
Надеждам он верить страшится;
Дум тяжких, глубоких в нем видны черты;
Кипучая бездна огня и мечты —
Душа его с горем дружится.

Но розы нежнее, свежее лилей
Мальвины красы молодые,
Пленительны взоры сапфирных очей
И кудри ее золотые;
Певец, изумленный, к ней сердцем летит,
Любви непорочной звезда им горит,—
Увядшей расцвел он душою;
Но злоба шипела, дышала бедой,—
И мгла, как ужасный покров гробовой,
Простерлась над юной четою.

Так светлые воды красуясь текут
И ясность небес отражают;
Но, встретя каменья, мутятся, ревут,
И шумно свой ток разделяют.
Певец раздражился, но мстить не хотел,
На рок непреклонный с презреньем смотрел;
Но в горести дикой, надменной
И в бешенстве страсти, в безумьи любви,
Мученьем, отрадой ему на земли —
Лишь образ ея незабвенный!

И снова он мчится по грозным волнам;
Он бросил магнит путеводный,
С убитой душой по лесам, по горам
Скитаясь, как странник безродный.
Он смотрит, он внемлет, как вихри свистят,
Как молнии вьются, как громы гремят
И с гулом в горах умирают.
О вихри! о громы! скажите вы мне:
В какой же высокой, безвестной стране
Душевные бури стихают?

С полночной луною беседует он,
Минувшее горестно будит;
Желаньем взволнован, тоской угнетен,
Клянет, и прощает, и любит.
«Безумцы искали меня погубить,—
Все мысли, все чувства мои очернить;
Надежду, любовь отравили,
И ту, кто была мне небесной мечтой
И радостью сердца и жизни душой,—
Неправдой со мной разлучили.

«И дочь не играла на сердце родном!
И очи ее лишь узрели...
О, спи за морями, спи ангельским сном
В далекой твоей колыбели!
Сердитые волны меж нами ревут,—
Но стон и молитвы отца донесут...
Свершится... из ранней могилы
Мой пепел поднимет свой глас неземной,
И с вечной любовью над ней, над тобой
Промчится мой призрак унылый!»
Страдалец, утешься!— быть может, в ту ночь,
Как грозная буря шумела,
Над той колыбелью, где спит твоя дочь,
Мальвина в раздумьи сидела;
Быть может, лампады при бледных лучах,
Знакомого образа в милых чертах
Искала с тоскою мятежной,—
И, сходство заметя любимое в ней,
Мальвина, вздыхая, младенца нежней
Прижала к груди белоснежной!

Но брань за свободу, за веру, за честь
В Элладе его пламенеет,
И слава воскресла, и вспыхнула месть,—
Кровавое зарево рдеет.
Он первый на звуки свободных мечей,
С казною и ратью и арфой своей
Летит довершать избавленье;
Он там, он поддержит в борьбе роковой
Великое дело великой душой —
Святое Эллады спасенье.

И меч обнажился, и арфа звучит,
Пророчица дивной свободы;
И пламень священный ярчее горит,
Дружнее разят воеводы.
О край песнопенья и доблестных дел,
Мужей несравненных заветный предел —
Эллада! Он в час твой кровавый
Сливает свой жребий с твоею судьбой!
Сияющий гений горит над тобой —
Звездой возрожденья и славы.

Он там!.. он спасает!.. и смерть над певцом!
И в блеске увянет цвет юный!
И дел он прекрасных не будет творцом,
И смолкли чудесные струны!
И плач на Востоке... и весть пронеслась,
Что даже в последний таинственный час
Страдальцу былое мечталось:
Что будто он видит родную страну,
И сердце искало и дочь и жену,—
И в небе с земным не рассталось!
1824
Источник: И.Козлов. Стихотворения. Библиотека поэта, малая серия, 2-е изд. — М.: Советский писатель, 1948.
(вернуться к уроку)

КТО ЗНАЕТ КРАЙ,
ГДЕ НЕБО БЛЕЩЕТ...
А. С. Пушкин
[11]
1799-1837

* * *
Kennst du das Land…
Wilh. Meist.

По клюкву, по клюкву,
По ягоду, по клюкву…
[12]

Кто знает край, где небо блещет
Неизъяснимой синевой,
Где море тёплою волной
Вокруг развалин тихо плещет;
Где вечный лавр и кипарис
На воле гордо разрослись;
Где пел Торквато[13] величавый;
Где и теперь во мгле ночной
Адриатической волной
Повторены его октавы;
Где Рафаэль живописал;
Где в наши дни резец Кановы
Послушный мрамор оживлял,
И Байрон, мученик суровый,
Страдал, любил и проклинал?[14]
— — — — — — — — — — — — —
— — — — — — — — — — — — —
Волшебный край, волшебный край,
Страна высоких вдохновений,
Людмила[15] зрит твой древний рай,
Твои пророческие сени.

На берегу роскошных вод
Порою карнавальных оргий
Кругом её кипит народ;
Её приветствуют восторги.
Людмила северной красой,
Всё вместе — томной и живой,
Сынов Авзонии[16] пленяет
И поневоле увлекает
Их пёстры волны за собой.

На рай полуденной природы,
На блеск небес, на ясны воды,
На чудеса немых искусств
В стесненье вдохновенных чувств
Людмила светлый взор возводит,
Дивясь и радуясь душой,
И ничего перед собой
Себя прекрасней не находит.
Стоит ли с важностью очей
Пред флорентинскою Кипридой,[17]
Их две… и мрамор перед ней
Страдает, кажется, обидой.
Мечты возвышенной полна,
В молчанье смотрит ли она
На образ нежный Форнарины[18]
Или Мадоны молодой,[19]
Она задумчивой красой
Очаровательней картины…

Скажите мне: какой певец,
Горя восторгом умиленным,
Чья кисть, чей пламенный резец
Предаст потомкам изумленным
Ее небесные черты?
Где ты, ваятель безымянный
Богини вечной красоты?[20]
И ты, харитою венчанный,
Ты, вдохновенный Рафаэль?
Забудь еврейку молодую,
Младенца-бога колыбель,
Постигни прелесть неземную,
Постигни радость в небесах,
Пиши Марию нам другую,
С другим младенцем на руках.[21]
— — — — — — —
1828
(вернуться к уроку)

ПОДРАЖАНИЕ БАЙРОНУ
М. Ю. Лермонтов
[22]
1814 -1841

Не смейся, друг, над жертвою страстей,
Венец терновый я сужден влачить;
Не быть ей вечно у груди моей,
И что ж, я не могу другой любить.
Как цепь гремит за узником, за мной
Так мысль о будущем, и нет иной.

Я вижу длинный ряд тяжелых лет,
А там людьми презренный гроб, он ждет.
И до него надежды нет, и нет
За ним того, что ожидает тот,
Кто жил одной любовью, погубил
Все в жизни для нее, а все любил.

И вынесть мог сей взор ледяный я
И мог тогда ей тем же отвечать.
Увижу на руках её дитя
И стану я при ней его ласкать,
И в каждой ласке мать узнает вновь,
Что время не могло унесть любовь!..

1830 или 1831
Источник: Лермонтов М. Ю. Сочинения: В 6 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1954—1957. 1. Стихотворения, 1828—1831. — 1954. — С. 268.
(вернуться к уроку)

БИОГРАФИЯ
ДЖОРДЖА ГОРДОНА БАЙРОНА
(1788—1824)


Джордж Гордон Байрон — английский поэт, автор поймы «Паломничество Чайльд Гарольда», главным героем которой является бунтарь. Поэт принимал участие в борьбе итальянского и греческого народов за независимость. Литературовед Р. Усманова пишет, что декабристы считали Байрона примером служения делу свободы, борьбы с тиранией. Пушкин и Лермонтов неоднократно обращались и своих произведениях к его вольнолюбивой поэзии.

А. С. Пушкин назвал Байрона гением, «властителем дум», воспел его в своих стихотворениях, сравнивая мятежную душу поэта с могучей стихией моря:

Твой образ был на нем означен.
Он духом создан был твоим:
Как ты, могущ, глубок и мрачен,
Как ты, ничем не укротим...

Произведения Байрона печатаются на различных языках мира. Гуманистический смысл творчества Байрона заключен в его собственных словах: «...все, что человечество гнетет, / Всегда во мне противника найдет...»
Источник: Литература. 7 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2 ч. / [В.П.Полухина, В.Я.Коровина, В.П.Журавлев, В.И.Коровин]; под ред. В.Я.Коровиной. - М.: Просвещение. (вернуться к уроку)

«ТЫ КОНЧИЛ ЖИЗНИ ПУТЬ, ГЕРОЙ!..»
Дж. Г. Байрон

Перевод А. Плещеева

Ты кончил жизни путь, герой!
Теперь твоя начнется слава,
И в песнях родины святой
Жить будет образ величавый,
Жить будет мужество твое,
Освободившее ее.

Пока свободен твой народ,
Он позабыть тебя не в силах.
Ты пал! Но кровь твоя течет
Не по земле, а в наших жилах;
Отвагу мощную вдохнуть
Твой подвиг должен в нашу грудь.

Врага заставим мы бледнеть,
Коль назовем тебя средь боя;
Дев наших хоры станут петь
О смерти доблестной героя;
Но слез не будет на очах:
Плач оскорбил бы славный прах.
Источник: Литература. 7 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2 ч. / [В.П.Полухина, В.Я.Коровина, В.П.Журавлев, В.И.Коровин]; под ред. В.Я.Коровиной. - М.: Просвещение. (вернуться к уроку)

ЗАДАНИЯ

1. Назовите героев сказок и былин, пушкинских и лермонтовских произведений, которые могут в других «отвагу мощнюю вдохнуть» и о которых можно сказать словами стихотворея Байрона: «И в песнях родины святой / Жить будет образ величавый».

2. Подготовьте выразительное чтение стихотворения «Ты кончил жизни путь...» и скажите, какому герою вы посвящаете свое чтение. Познакомьтесь с книгой: Джордж Гордон Байрон «Избранное» (с послесловием Р. Усмановой).

Источник: Литература. 7 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2 ч. / [В.П.Полухина, В.Я.Коровина, В.П.Журавлев, В.И.Коровин]; под ред. В.Я.Коровиной. - М.: Просвещение.
 

1. Источник: Беляева Н. В. Уроки литературы в 7 классе. — М.: Просвещение, 2017. — 240 с. (вернуться)

2. Кондра́тий Фёдорович Рыле́ев (18 сентября [29 сентября] 1795, село Батово, Санкт-Петербургская губерния — 13 [25] июля 1826, Петропавловская крепость, Санкт-Петербург) — русский поэт, общественный деятель, декабрист, один из пяти казнённых руководителей Декабристского восстания 1825 года.
Стихотворение Рылеева «На смерть Байрона» было опубликовано в 1928 году.
В 1824 году Рылеев пишет стихотворение «На смерть Байрона».
Байрон – поэт, во многом близкий Рылееву: близкий своим вольнолюбием, темпераментом и мужеством борца. Стихотворение, посвященное Байрону, – это хвала и слава не только поэту, а гражданским доблестям, свободе, борьбе за свободу. Сквозная, ведущая, «программная» тема всей поэзии Рылеева – тема свободы и славы гражданской – является ведущей и главной в этом стихотворении:
Царица гордая морей!
Гордись не силою гигантской,
Но прочной славою гражданской
И доблестью своих детей.
В стихотворении «На смерть Байрона» Рылеев не просто высказывает свои мысли, но и «учит времена и народы», как это было принято у всех поэтов-декабристов.
Стихотворение Рылеева синтезирует различные жанровые формы: это одновременно и элегия, соответствующая случаю (на смерть Байрона), и ода в ее характерной для Рылеева разновидности, заключающая в себе идеи и уроки общего значения. (вернуться)

3. ...отчизна Фемистокла – это перифраз (Греция).
Фемисто́кл (др.-греч. Θεμιστοκλῆς; ок. 524 до н. э. — 459 до н. э.) — афинский государственный деятель, один из «отцов-основателей» афинской демократии, полководец периода Греко-персидских войн (500—449 гг. до н. э.). (вернуться)

4. ...в Миссолонге гроб средь храма... – Месоло́нгион (греч. Μεσολόγγιον) — город в Греции.
В городе происходили многие драматические события Греческой революции. Это единственный в Греции Святой город (Ιερά πόλις). В городе в 1824 году умер английский поэт лорд Байрон. В Месолонгионе есть мавзолей, в котором находится сердце Байрона, и статуя Байрона, поставленная в 1881 году. (вернуться)

5. Пётр Андреевич Вяземский (1792—1878) – русский поэт, литературный критик, историк, переводчик, публицист, мемуарист, государственный деятель. Сооснователь и первый председатель Русского исторического общества (1866), действительный член Академии Российской (1839), ординарный член Императорской Санкт-Петербургской Академии наук (1841). Камергер (1831), тайный советник (1855), обер-шенк (1866). Отец историка литературы и археографа Павла Вяземского. Близкий друг и постоянный корреспондент А. С. Пушкина; «их переписка — сокровищница остроумия, тонкой критики и хорошего русского языка» (Д. П. Мирский). См. о П. А. Вяземском: Друзья и современники А. С. Пушкина (на сайте "К уроку литературы).
Стихотворение "Байрон" впервые напечатано в журнале «Московский телеграф», 1827, № 2 с подзаголовком «Отрывок».
Замысел стихотворения "Байрон" возник у Вяземского сразу после смерти поэта: в письмах А. И. Тургеневу от 26 мая 1824 г. (ОА-3. С. 48-49) и жене от 6 июня 1824 г. (ОА-5. С. 11) он призывал Жуковского и Пушкина достойно воспеть эту кончину. Первоначальные наброски, вероятно, относятся к осени 1824 г. "Что, душа моя, твое поминание о Байроне?" - спрашивал Пушкин Вяземского в черновом письме от 28 ноября этого года (Пушкин А. С. Полн. собр. соч. М.; Л., 1937. Т. 13. С. 403). (вернуться)

6. Эпиграф – это прозаический перевод строфы из «Чайльд Гарольда», которая в оригинале звучит так:
Could I embody and unbosom now
That which is most within me, could I wreak
My thoughts upon expression, and thus throw
Soul, heart, mind, passions, feelings, strong or weak,
All that I would have sought, and all I seek,
Bear, now, feel, and yet breathe into one word,
And that one word were Lightning, I would speak;
But as it is, I live and die unheard,
With a most voiceless thought, sheathing it as a sword.
(вернуться)

7. Иракловы столпы (греч. миф.) — две скалы, воздвигнутые Гераклом в память о странствии через Европу в Ливию, которые считались пределом мира. (вернуться)

8. Иван Иванович Козлов (1779–1840) – русский поэт, переводчик.
"Скажи от меня Козлову, – писал А. Пушкин поэту А. Плетневу, – что недавно посетила наш край одна прелесть, которая небесно поет его "Венецианскую ночь" на голос гондольерского речитатива; я обещал о том известить милого, вдохновенного слепца. Жаль, что он не увидит ее, но пусть вообразит себе красоту и задушевность, по крайней мере, дай Бог ему ее услышать". (П.А.Плетневу. Около (не позднее) 19 июля 1825 г. Из Тригорского в Петербург.) См. об И. И. Козлове: Друзья и современники А. С. Пушкина (на сайте "К уроку литературы).
Первое место между поэтами, которых переводил Козлов, занимает Байрон. Время его литературной деятельности совпадает с полным развитием байронизма в русской литературе.
Помимо стихотворений Байрона и сама личность поэта, его судьба сильно занимала Козлова, как мы видим из его небольшой поэмы "Байрон", посвященной Пушкину. Произведение это, по замечанию Белинского "есть апофеоз всей жизни Байрона; в целом она не выдержана, но отличается поэтическими частностями". К этому следует прибавить, что в ней Байрон изображен крайне односторонне: у Козлова на первый план выставлена грусть, тоска английского поэта и совершенно скрыт резкий протест, горделивое презрение его к виновникам, часто воображаемым, его несчастий. (вернуться)

9. But I have lived and have not lived in vain – Но что ж? я жил, и жил недаром (англ.) (вернуться)

10. Лорд Бейрон происходит от царей: шотландский Иаков II был предок его по матери (Прим. автора). (вернуться)

11. Кто знает край, где небо блещет... – написано в 1828 году. Впервые напечатано в журнале «Современник», 1838, том IX, № 1, с. 143—145.
Красавица, изображенная в стихотворении, по рассказам современников, гр. Мария Александровна Мусина-Пушкина (1801—1853). (вернуться)

12. – Первый эпиграф — из песенки Миньоны в романе Гете «Вильгельм Мейстер». Ты знаешь край… Вильгельм Мейстер (нем.)
Второй эпиграф связан с тем, что Мусина-Пушкина, вернувшись из Италии, «капризничала и раз спросила себе клюквы в большом собрании» (Б. Л. Модзалевский, Пушкин, Л. 1929, стр. 341—342).
(вернуться)

13. Торквато Тассо (1544—1595), знаменитый итальянский поэт. (вернуться)

14. Где Байрон… Страдал, любил и проклинал – речь идет о страсти Байрона к итальянке гр. Гвиччоли. (вернуться)

15. Людмила – условное имя. (вернуться)

16. Авзония – древнее название Италии. (вернуться)

17. Флорентийская Киприда – знаменитая античная статуя Венеры Медицейской, хранящаяся во Флоренции, в галерее Уфицци. (вернуться)

18. …образ нежный Форнарины – имеется в виду портрет неизвестной женщины кисти Себастиано дель Пьомбо, долгое время считавшийся произведением Рафаэля, изображающим его возлюбленную Форнарину.(вернуться)

19. Или Мадоны молодой – из нескольких «Мадонн» Рафаэля, находящихся во Флоренции (в стихотворении упоминаются, по-видимому, произведения искусства, хранящиеся в галереях Флоренции), говорится, вероятно, о наиболее прославленной — «Мадонне делла Седия» (в галерее Питти). (вернуться)

20. Ваятель безымянный // Богини вечной красоты – неизвестный скульптор III в. до н. э., создавший Венеру Медицейскую. (вернуться)

21. Пиши Марию нам другую // С другим младенцем на руках – Мусину-Пушкину звали Марией, у нее был в это время маленький сын. (вернуться)

22. Подражание Байрону – стихотворение М. Ю. Лермонтова впервые опубликовано в «Северном вестнике» (1889, № 2, отд. I, стр. 121). Датируется 1830 или 1831 годом по положению в тетради XX.
С каким-либо конкретным произведением Байрона не связано. По содержанию примыкает к циклу автобиографической лирики Лермонтова. (вернуться)

23. – Впервые напечатано в «Отеч. записках» (1839, т. 4, № 6, отд. III, стр. 80).
В «Стихотворениях М. Лермонтова» 1840 года датировано 1836 годом.
Стихотворение является вольным переводом «My soul is dark» — «Hebrew melodies» («Моя душа темна» «Еврейские мелодии». — Англ.) Байрона. (вернуться)

24. Мелодия – название в оригинале: My soul is dark. — Из цикла Дж. Г. Байрона «Еврейские мелодии».
Дата создания: 1824, опубл.: «Стихотворения Н. Гнедича», 1832, стр. 184. (вернуться)

 
Теодорос Вризакис. Прибытие лорда Байрона в Месолонгион.
Афины. Национальная художественная галерея
 



 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Литература для школьников
 
Яндекс.Метрика