Литература для школьников
 
 Главная
 Зарубежная  литература
 Читальный зал
 
М.И.Цветаева. Фото, 1925 г.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Марина Ивановна Цветаева
(1892 – 1941)
Стихотворения
(из кодификатора для подготовки к ЕГЭ[1])
Бабушке[2]

Продолговатый и твердый овал,
Черного платья раструбы…
Юная бабушка![3] Кто целовал
Ваши надменные губы?

Руки, которые в залах дворца
Вальсы Шопена играли…
По сторонам ледяного лица –
Локоны в виде спирали.

Темный, прямой и взыскательный взгляд.
Взгляд, к обороне готовый.
Юные женщины так не глядят.
Юная бабушка, – кто Вы?

Сколько возможностей Вы унесли
И невозможностей – сколько? –
В ненасытимую прорву земли,
Двадцатилетняя полька!

День был невинен, и ветер был свеж.
Темные звезды погасли.
– Бабушка! Этот жестокий мятеж
В сердце моем – не от Вас ли?..
4 сентября 1914
Источник: Путешествие в страну поэзия.
Книга 1. – Л.: Лениздат, 1968, с. 270.


Книги в красном переплете[4]

Из рая детского житья
Вы мне привет прощальный шлете,
Неизменившие друзья
В потертом, красном пререплете.
Чуть легкий выучен урок,
Бегу тот час же к вам, бывало,
– Уж поздно!– Мама, десять строк!...
– Но, к счастью, мама забывала.
Дрожат на люстрах огоньки...
Как хорошо за книгой дома!
Под Грига, Шумана и Кюи
Я узнавала судьбы Тома.
Темнеет, в воздухе свежо...
Том в счастье с Бэкки полон веры.
Вот с факелом Индеец Джо
Блуждает в сумраке пещеры...
Кладбище... Вещий крик совы...
(Мне страшно!) Вот летит чрез кочки
Приемыш чопорной вдовы,
Как Диоген, живущий в бочке.
Светлее солнца тронный зал,
Над стройным мальчиком - корона...
Вдруг – нищий! Боже! Он сказал:
"Позвольте, я наследник трона!"
Ушел во тьму, кто в ней возник.
Британии печальны судьбы...
– О, почему средь красных книг
Опять за лампой не уснуть бы?
О золотые времена,
Где взор смелей и сердце чище!
О золотые имена:
Гекк Финн, Том Сойер, Принц и Нищий!
1908-1910
Источник: Марина Цветаева. Стихотворения. Поэмы.
Библиотека Русской Поэзии. Санкт-Петербург, "Респекс", 1996.


***
Кто создан из камня, кто создан из глины, –[5]
А я серебрюсь и сверкаю!
Мне дело – измена, мне имя – Марина,
Я – бренная пена морская.

Кто создан из глины, кто создан из плоти –
Тем гроб и надгробные плиты…
– В купели морской крещена – и в полёте
Своём – непрестанно разбита!

Сквозь каждое сердце, сквозь каждые сети
Пробьётся моё своеволье.
Меня – видишь кудри беспутные эти? –
Земною не сделаешь солью.

Дробясь о гранитные ваши колена,
Я с каждой волной – воскресаю!
Да здравствует пена – весёлая пена –
Высокая пена морская!
23 мая 1920

Источник: Серебряный век русской поэзии.
Москва: Просвещение, 1993.



***
Моим стихам, написанным так рано,[6]
Что и не знала я, что я – поэт,
Сорвавшимся, как брызги из фонтана,
Как искры из ракет,

Ворвавшимся, как маленькие черти,
В святилище, где сон и фимиам,
Моим стихам о юности и смерти,
– Нечитанным стихам!

Разбросанным в пыли по магазинам,
Где их никто не брал и не берёт,
Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черёд.
Коктебель, 13 мая 1913
Источник: Строфы века. Антология русской поэзии.
Сост. Е.Евтушенко. Минск, Москва: Полифакт, 1995.


Стихи к Блоку [7]

1
Имя твоё — птица в руке,
Имя твоё — льдинка на языке,
Одно единственное движенье губ,
Имя твоё — пять букв.
Мячик, пойманный на лету,
Серебряный бубенец во рту,

Камень, кинутый в тихий пруд,
Всхлипнет так, как тебя зовут.
В лёгком щёлканье ночных копыт
Громкое имя твоё гремит.
И назовёт его нам в висок
Звонко щёлкающий курок.

Имя твоё — ах, нельзя! —
Имя твоё — поцелуй в глаза,
В нежную стужу недвижных век,
Имя твоё — поцелуй в снег.
Ключевой, ледяной, голубой глоток…
С именем твоим — сон глубок.
15 апреля 1916
Источник: Цветаева М.И. Собрание сочинений в 7 томах.
Москва: Эллис Лак, 1994.


***
7
Семь холмов — как семь колоколов![8]
На семи колоколах — колокольни.
Всех счётом — сорок сороков.
Колокольное семихолмие!

В колокольный я, во червонный день
Иоанна родилась Богослова.[9]
Дом — пряник, а вокруг плетень
И церковки златоголовые.

И любила же, любила же я первый звон,
Как монашки потекут к обедне,
Вой в печке, и жаркий сон,
И знахарку с двора соседнего.

Провожай же меня весь московский сброд,
Юродивый, воровской, хлыстовский!
Поп, крепче позаткни мне рот
Колокольной землёй московскою!
8 июля 1916. Казанская



***
Тоска по родине! Давно[10]
Разоблаченная морока!
Мне совершенно все равно –
Где совершенно одинокой

Быть, по каким камням домой
Брести с кошелкою базарной
В дом, и не знающий, что – мой,
Как госпиталь или казарма.

Мне все равно, каких среди
Лиц ощетиниваться пленным
Львом, из какой людской среды
Быть вытесненной – непременно –

В себя, в единоличье чувств.
Камчатским медведем без льдины
Где не ужиться (и не тщусь!),
Где унижаться – мне едино.

Не обольщусь и языком
Родным, его призывом млечным.
Мне безразлично – на каком
Непонимаемой быть встречным!

(Читателем, газетных тонн
Глотателем, доильцем сплетен...)
Двадцатого столетья – он,
А я – до всякого столетья!

Остолбеневши, как бревно,
Оставшееся от аллеи,
Мне всe – равны, мне всe – равно,
И, может быть, всего равнее –

Роднее бывшее – всего.
Все признаки с меня, все меты,
Все даты – как рукой сняло:
Душа, родившаяся – где-то.

Так край меня не уберег
Мой, что и самый зоркий сыщик
Вдоль всей души, всей – поперек!
Родимого пятна не сыщет!

Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,
И все – равно, и все – едино.
Но если по дороге – куст
Встает, особенно – рябина...
3 мая 1934
Источник: Путешествие в страну поэзия. Книга 1.
– Л.: Лениздат, 1968, с. 276–277.

Примечания
1. Кодификатор – это документ, описывающий элементы содержания по учебному предмету для составления КИМ ЕГЭ, выносимого на проверку учебного содержания. Другими словами, в кодификатор включен список тем, произведений (обязательный минимум), на основании которых будут составлены КИМ в каждый конкретный год.
Считается, что использование кодификатора при подготовке к ЕГЭ позволит систематизировать знания по всем разделам предмета, реально оценить уровень подготовки, выявить имеющиеся пробелы и «проблемные» темы. (вернуться)

2. Бабушке – посвящено памяти Марии Лукиничны Бернацкой, в замужестве Мейн (1841 1869), бабушке Цветаевой по материнской линии.
Создание стихотворения связано с висевшим в доме Цветаевых в Трехпрудном переулке портретом бабушки поэтессы – красавицы-польки Марии Бернацкой (Мейн), прожившей всего 27 лет. Она умерла после того, как родила единственную дочь. (вернуться)

3. Юная бабушка! – обращение «Юная бабушка!» звучит, как оксюморон, создавая ощущение невозможности. Такое словосочетание вполне оправдано: по родственным связям женщина на портрете приходится Цветаевой бабушкой, но по возрасту она – ровесница самой поэтессе, и навсегда останется в памяти молодой. (вернуться)

4. Книги в красном переплете – стихотворение вошло в дебютный поэтический сборник Цветаевой «Вечерний альбом» (1910), став последним приветом из прошлой, счастливой и безмятежной, жизни. (вернуться)

5. «Кто создан из камня, кто создан из глины...» – поэтесса очень удачно обыгрывает свое имя, ведь Марина в переводе с латинского означает «морской». Она проводит параллель с Афродитой, которая вышла из морской пены, отмечая: «А я сребрюсь и сверкаю!».
Написано в 1920 году спустя несколько недель после похорон трехлетней дочери. (вернуться)

6. «Моим стихам, написанным так рано…» – состоит всего из одного предложения, поэтому создается впечатление, что это стихотворение создано словно на одном дыхании. Как будто поэт торопится записать ускользающие мысли и вложить в строки то, что диктуется свыше. (вернуться)

7. Стихи к Блоку – Цветаева не была знакома с Блоком. Она видела его дважды во время его выступлений в Москве 9 и 14 мая 1920 года. Своё преклонение перед поэтом, которого она называла «сплошной совестью», воплощённым «духом» и считала явлением, вышедшим за пределы литературы, Цветаева пронесла через всю жизнь. Она не раз упоминала Блока в своей прозе. Доклад «Моя встреча с Блоком», прочитанный ею 2 февраля 1935 года, не сохранился.
Марина Цветаева посвятила поэту много стихов, которые позже были оформлены в цикл «К Блоку». Часть из них она написала еще при жизни кумира, включая произведение под названием «Имя твое – птица в руке…», которое увидело свет в 1916 году. Это стихотворение в полной мере отражает то искреннее восхищение, которое Цветаева испытывает к Блоку, утверждая, что это чувство – одно из самых сильных, которое она испытывала когда-либо в своей жизни. (вернуться)

8. Семь холмов – как семь колоколов! – из цикла "Стихи о Москве" (9 стихотворений). Цикл был вдохновлён поездкой зимой 1915 – 1916 г. в Петербург. Позднее Цветаева описала эту поездку в очерке «Нездешний вечер».
Попытка осмыслить грандиозность Москвы(колокольное семихолмие). (вернуться)

9. Иоанн Богослов – один из апостолов Христа. День его памяти по церковному календарю приходился на 26 сентября, день рождения Цветаевой. (вернуться)

10. «Тоска по родине! Давно...» – период эмиграции Цветаевой: 1922–1939. С 1930-х годов Цветаева с семьёй жила практически в нищете.
1934 г. – смерть Андрея Белого. Цветаева пишет эссе «Пленный дух (Моя встреча с Андреем Белым)». Ариа́дна Сергеевна Эфро́н (дочь Цветаевой) работает в Союзе возвращения на родину. (вернуться)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Содержание
 
 
 
Литература для школьников
 

Санкт-Петербург    © 2013-2017     Недорезова  М.,  Недорезова  Е.

Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz