Губернские и уездные власти. Энциклопедия русского быта XIX века
Энциклопедия русского быта XIX века
Русский быт XIX века в литературе
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ЗЕМЛИ И ВЛАСТИ
     
   

Губернские власти

ГУБЕРНАТОР - глава, или, как прямо формулировалось в законе, "хозяин губернии", непосредственно подчинялся самому влиятельному из министерств - министерству внутренних дел. При губернаторе имелось ГУБЕРНСКОЕ ПРАВЛЕНИЕ. Живую и яркую картину губернской администрации дал Гоголь в "Мертвых душах". Там же выведен сочный образ тупого и самодовольного губернатора. Деспотический образ губернатора Колязина Тургенев нарисовал в романе "Отцы и дети".

Помощником губернатора был ВИЦЕ-ГУБЕРНАТОР, которого за глаза называли сокращенно "виц". Злоязычный Собакевич говорит Чичикову по поводу восхваляемого им губернатора: "Он да еще вице-губернатор - Гога и Магога", имея в виду персонажей библейской притчи о двух царях, отличавшихся диким и свирепым нравом. В романе Л. Толстого "Воскресение" адвокат Фанарин говорит Нехлюдову: "Теперь нет губернатора, правит должностью виц. Но это такой дремучий дурак, что вы с этим едва ли что сделаете".

В губернское правление входили:

КАЗЕННАЯ ПАЛАТА, ведавшая сбором налогов и другими финансовыми делами губернии. Непосредственное заведование финансами делало должность председателя казенной палаты весьма престижной и привлекательной. В романе Гончарова "Обрыв" о председателе казенной палаты Тычкове говорят, что "в кармане у себя он тоже казенную палату завел, да будто родную племянницу обобрал и в сумасшедший дом запер". Опустившийся, обнищавший Барон в пьесе Горького "На дне" вспоминает: "Служил в казенной палате… мундир, фуражка с кокардой… растратил казенные деньги, - надели на меня арестанский халат… потом одел вот это…"

ГРАЖДАНСКАЯ ПАЛАТА, или ПАЛАТА ГРАЖДАНСКОГО СУДА, ведавшая всякого рода гражданскими судебными делами и торговыми сделками. Именно сюда для оформления покупки мертвых душ под видом живых отправился Чичиков в 7-й главе гоголевской поэмы. С председателем этой палаты Иваном Григорьевичем Чичиков уже успел коротко познакомиться, что сильно ускорило дело и избавило его от многих неизбежных в таких случаях взяток. УГОЛОВНАЯ ПАЛАТА, или палата уголовного суда, разбиравшая уголовные дела.

Непосредственно губернатору подчинялся ПРИКАЗ ОБЩЕСТВЕННОГО ПРИЗРЕНИЯ, ведавший местными училищами, всякого рода медицинскими и благотворительными учреждениями. Этот приказ имел право заниматься финансовыми операциями с целью приращения своего скудного бюджета. Отсюда становится понятным ответ Добчинского на просьбу Хлестакова одолжить ему "рублей тысячу": ".…Деньги мои, если изволите знать, положены в приказ общественного призрения". Это означает, если, конечно, Добчинский не врал, что свои свободные капиталы он вложил, с целью получить проценты, в приказ общественного призрения.

ГУБЕРНСКИЙ ПРОКУРОР формально не подчинялся губернатору, он обязан был следить за исполнением законности и пресекать все злоупотребления в губернии - отвечал он за это перед министром юстиции. В "Мертвых душах" прокурор с густыми бровями, поверивший аферисту Чичикову, не выполнил своей прямой обязанности; отсюда его наиболее острая реакция на разоблачение Чичикова - паралич и смерть.

В 1889 году при губернских правлениях были учреждены ПРИСУТСТВИЯ ПО КРЕСТЬЯНСКИМ ДЕЛАМ, осуществлявшие надзор за крестьянскими сословными органами. НЕПРЕМЕННЫМ ЧЛЕНОМ (то есть не выборным, а назначенным) такого присутствия был герой чеховской драмы "Иванов". Правда, о его служебной деятельности в драме не упоминается, но социальное место определено - помещик, вынужденный подрабатывать на чиновничьей должности. Таков и герой рассказа Чехова "Кошмар" Кунин, у которого имение заложено, и живет он только на жалованье непременного члена. В круг обязанностей этого присутствия входило и наблюдение за сбором налогов. Герой рассказа Чехова "Злоумышленник", не понимая, за что его хотят посадить в тюрьму, говорит судье: "А ежели вы насчет недоимок сомневаетесь, ваше благородие, то не верьте старосте… Вы господина непременного члена спросите".

Уездные власти

Губерния делилась на УЕЗДЫ, административными центрами которых были уездные города. Уездным или другим негубернским городом (так называемым ЗАШТАТНЫМ) управлял ГОРОДНИЧИЙ - полицейский чиновник, распоряжавшийся всеми делами города.

Городничий лучше всего нам знаком по "Ревизору" Гоголя. Это полновластный хозяин города: в его подчинении - все чиновники уездного правления, он отвечает за такие, казалось бы, далекие от полиции учреждения, как народные училища или БОГОУГОДНЫЕ ЗАВЕДЕНИЯ, то есть больницы, приюты, богадельни.


См. иллюстрации к комедии "Ревизор"

Между тем еще с 1785 года в губернских и уездных городах существовал и выборный орган - ШЕСТИГЛАСНАЯ ДУМА (из шести "гласных", то есть депутатов от разных сословий), руководимая ГОРОДСКИМ ГОЛОВОЙ. Такой городской голова, хотя и не выведен в "Ревизоре", но упоминается: для встречи мнимого ревизора судья Ляпкин-Тяпкин предлагает "вперед пустить голову, духовенство, купечество", на что городничий возражает: "Нет, нет: позвольте уж мне самому". Чичиков "побывал и на закуске после обедни, данной городским головой, которая тоже стоила обеда". Но власть городской думы и городского головы до реформы 1870 года была совершенно призрачной и неощутимой. Реальной властью обладали не выбранные лица, а назначенные правительственными органами чиновники. В уездном городе это был городничий, мало считавшийся с законами. Другой яркий образ городничего в русской литературе - Градобоев в комедии Островского "Горячее сердце". Это грубый, невежественный и вместе с тем ловкий и изворотливый служака. "У тебя закон, а у меня костыль", - говорит он купцу Хлынову.

В рассказе "Однодум" Лесков писал: "В ту отдаленную пору… самое главное лицо в каждом русском городишке был городничий. Не раз было сказано и никем не оспорено, что, по понятию многих русских людей, каждый городничий был "третье лицо в государстве". Государственная власть в народном представлении от первоисточника своего - монарха разветвлялась так: первое лицо в государстве - государь, правящий всем государством; за ним второе - губернатор, который правит губерниею, и потом прямо за губернатором непосредственно следует третье - городничий, "сидящий на городу".

В уездном городе заседал УЕЗДНЫЙ СУД, служивший до 1863 года первой судебной инстанцией для дворян. Он решал мелкие уголовные и гражданские дела, чаще всего - споры о землевладениях. Как действовал уездный суд, подкупленный богатым помещиком, ярко показал Пушкин во второй главе "Дубровского". Никакого следствия, прений сторон, защиты; вызванный в уездный суд Андрей Гаврилович Дубровский вынужден выслушать уже готовое судебное определение, лишающее его законно принадлежащего ему имения. Потерпевшему предоставлено только право апелляций, то есть обжалования приговора в вышестоящей инстанции.

Юмористическое изображение заседения ПОВЕТОВОГО (то есть того же уездного) СУДА, пытавшегося помирить Ивана Ивановича с Иваном Никифоровичем, дал Гоголь в его известной повести, вошедшей в книгу "Миргород".

УЕЗДНЫЙ СУДЬЯ был после городничего вторым лицом в уездном городе. Эту должность в "Ревизоре" представляет Ляпкин-Тяпкин, который более увлекается охотой, нежели делом, и не скрывает, что взятки берет борзыми щенками. Узнав о грозящей ревизии, он спокойно говорит: "В самом деле, кто зайдет в уездный суд? А если и заглянет в какую-нибудь бумагу, так он жизни не будет рад… Сам Соломон не разрешит, что в ней правда и что неправда". При судье Ляпкине-Тяпкине состоял ЗАСЕДАТЕЛЬ, от которого, по словам городничего, "такой запах, как будто он сейчас вышел из винокуренного завода".

В "Ревизоре" мы знакомимся и с другими представителями уездных властей. Таков Земляника - "проныра и плут", ведающий богоугодными заведениями, учрежденными, по объяснению Даля, "для призрения нуждающихся в том: дряхлых и калек, хворых и нищих". Хлопов - СМОТРИТЕЛЬ УЧИЛИЩ, запуганный и жалкий человечек, изрекающий: "Не приведи Бог служить по ученой части, всего боишься". Фраза, характерная для николаевской эпохи, когда учебные заведения находились под строжайшим надзором властей, опасавшихся развития "вольнодумства".

Власть городничего, как показывает и само название должности, ограничивалось территорией города. Кто же правил в остальном уезде? Главой административно-полицейской власти уезда (без городов) до 1862 года был КАПИТАН-ИСПРАВНИК. В жизни и литературе он часто именовался просто ИСПРАВНИКОМ. При нем было два-три помощника - ЗЕМСКИЕ ЗАСЕДАТЕЛИ. Исправники и заседатели избирались местным дворянством из своей среды, должности были платными.

Неожиданно нагрянувшего Чичикова пугливая Коробочка принимает за местного заседателя.

Исправник - "высокий и толстый мужчина лет пятидесяти с красным лицом и в усах" - вместе с заседателем Шабашкиным, стряпчим и писарем приезжает в Кистеневку, чтобы оформить передачу имения Дубровского Троекурову.

Избиение Чичикова слугами Ноздрева прерывает приезд капитана-исправника, который объявляет Ноздреву, что тот находится под судом за учиненное им до того избиение помещика Максимова.

Слово "исправник" (от выражения "исправлять должность", то есть исполнять обязанности, служить) обыгрывается в эпиграмме о местном исправнике, которая содержится в рассказе "Затишье" Тургенева:

…недаром славно
Дворянским выбором почтен:
Он пьет и кушает исправно,
Так как же не исправник он?

С 1837 года помощниками уездного исправника вместо земских заседателей стали СТАНОВЫЕ ПРИСТАВА, каждый из которых ведал СТАНОМ - полицейским округом. Уезд разделялся на два-три округа.

"Были дворянские заседатели - их куроцапами звали, вместо них становых приставов завели - тоже куроцапами зовут, ничего не поделаешь", - говорится в романе А.Ф. Писемского "Тысяча душ".

До 1863 года исправник стоял во главе НИЗШЕГО ЗЕМСКОГО СУДА - уездного административно-полицейского органа, ведавшего всеми сословиями, кроме дворян. Его не надо смешивать с уездным судом, о котором речь шла выше. Низший земский суд творил в уезде, что хотел. В поэме Некрасова "Кому на Руси жить хорошо" читаем:

"Где же наши куры?" -
Девчонки орут.
- Не орите, дуры!
Съел их земский суд;
Взял еще подводу,
Да сулил постой…
Славно жить народу
На Руси святой!

В 1863 году низший земский суд был упразднен, так же как и должность городничего. Власть УЕЗДНОГО, или ЗЕМСКОГО, ИСПРАВНИКА с той поры распространилась и на уездный город. Исправники, назначаемые правительством - НАЧАЛЬНИКИ УЕЗДНОЙ ПОЛИЦИИ, - просуществовали вплоть до 1917 года.

В 1878 году становые пристава получили в свое распоряжение УРЯДНИКОВ - сельских полицейских. Их не надо путать с урядниками - унтер-офицерами казачьих войск, к которым они не имели никакого отношения.

В период реакции, в 1889 году, с ростом недовольства на селе и в условиях назревания революционной ситуации правительство ввело в уездах должность ЗЕМСКОГО НАЧАЛЬНИКА, назначаемого из дворян. Он объединял в своих руках как административную, так и судебную власть над крестьянством всего уезда, утверждал в должности избранных крестьянами старост, был скор на суд и расправу. Во всех произведениях русской литературы земский начальник изображается фигурой зловещей и всевластной на селе. Он мог посадить в тюрьму любого пришедшегося ему не по нраву крестьянина.

О самодурстве и наглости земских начальников можно многое прочитать у Горького - в рассказе "Кирилка", романе "Жизнь Клима Самгина". В повести "Мать" выведен земский начальник, который "заставлял мужиков кланяться лошади его, когда ее по деревне вели, а кто не кланялся, того под арест сажал".


 
 
 



 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Литература для школьников
 
Яндекс.Метрика