Анализ рассказов Е.Носова "Кукла", "Живое пламя", "Радуга". Уроки литературы в 7 классе
Литература для школьников
 
 Главная
 
Е.И.Носов. Фото
 
Носов Е.И. Кукла
 
Носов Е.И. Радуга
 
Носов Е.И. Живое пламя
 
Заболоцкий Н. Облетают последние маки...
 
Анненский И.Ф. Маки
 
Фет А.А. Нежданный дождь
 
Фет А.А. Поэтам
 
Бенедиктов В.Г. Радуга
 
Тютчев Ф.И. Успокоение
 
 
 
 
 
 
ИЗ ЛИТЕРАТУРЫ XX ВЕКА
 
НОСОВ ЕВГЕНИЙ ИВАНОВИЧ
(1925 – 2002)

Уроки литературы в 7 классе[1]

В пособии представлены уроки чтения, обсуждения и анализа текста, внеклассного чтения и развития речи, текущего и итогового контроля, способствующих активизации самостоятельной мыслительной деятельности учащихся на уроке и дома. Основа большинства уроков — групповая исследовательская работа.

Урок 55. Е.И.Носов. "Кукла" ("Акимыч")

Урок 56. Е.И.Носов. "Живое пламя", "Радуга"


УРОК 55
Е. И. НОСОВ.
«КУКЛА» («АКИМЫЧ»)


Основное содержание урока
Краткий рассказ о писателе. Сила внутренней, духовной красоты человека. Протест против равнодушия, бездуховности, безразличного отношения к окружающим людям, природе. Нравственные проблемы рассказа.

Основные виды деятельности.
Чтение и обсуждение отрывка «Из автобиографии». Устный рассказ о писателе. Восприятие и выразительное чтение фрагментов рассказа. Различные виды пересказов. Устный или письменный ответ на вопрос (с использованием цитирования). Участие в коллективном диалоге. Нравственная оценка событий и героев.

I. Краткий рассказ о писателе

Рассказ учителя о Е. И. Носове с показом фотографий писателя и включением сообщений учащихся
(см.: http://www.hrono.info/biograf/bio_n/nosovei.php, http://www.krugosvet.ru/enc/kultura_i_obrazovanie/literatura/NOSOV_EVGENI_IVANOVICH.html) или см. текст ниже.

Чтение и обсуждение фрагмента автобиографии ( см. текст ниже):

— Докажите, что Носов гордится землёй, где он родился.

— Современником каких событий истории России он оказался?

— Какие впечатления детства особенно запомнились писателю? Почему?

— Какой след оставила в жизни Носова война?

— Ответ на вопрос из раздела учебника «Проверьте себя».

II. Протест против равнодушия, бездуховности, безразличного отношения к окружающим людям, природе
Групповая работа:

Группа 1.

Прочитайте выразительно фрагмент с начала до слов «...избыл его старый речной перевоз» (см. текст рассказа).

Составьте лексические комментарии к словам и выражениям: девонская глина, корд, перемёт, сижи, приглубый, куга, Сейм.

Ответьте на вопрос 1 из раздела учебника «Размышляем о прочитанном».

Группа 2.
Перескажите кратко фрагмент со слов «На берегу, в тростниковом шалаше...» до слов «...праздничности и радости бытия».

Составьте историко-культурные комментарии к словам и выражениям: горбатовская третья армия, «Багратион», Бобруйский и Минский котлы, фугас, кирзачи.

Какой след оставила война в судьбах рассказчика и Акимыча?

В чём рассказчик видит красоту природы?

Что создавало «ощущение праздничности и радости бытия»?

Группа 3.
Прочитайте по ролям фрагмент со слов «Всё это время Акимыч шёл впереди...» до конца рассказа.

Составьте лексические комментарии к словам и выражениям: кювет, цинично, притерпелись к худу, нагляделся я человечины, святотатство.

Как понять выражения душа твоя глуха, всего не закопать?

Ответ на вопрос 2 из раздела учебника «Размышляем о прочитанном».

Группа 4.
Выполните задание 3 из раздела учебника «Размышляем о прочитанном», сравнив рассказ «Кукла» со стихотворением К. Случевского (cм. текст ниже).

III. Сила внутренней, духовной красоты человека

Практическая работа. Составление плана характеристики Акимыча.


Используя «План анализа образа литературного героя» (см. урок 21), составьте план характеристики Акимыча и устный рассказ по этому плану.

IV. Нравственные проблемы рассказа

Обобщающая беседа:


Почему Акимыча взволновала испорченная кукла?

Как понять его слова «может, со мной с войны такое»?

Что беспокоит его в поведении людей, какую оценку он даёт душам школьников, молодёжи, учителей?

Почему писателя взволновала эта проблема?

И т о г о в ы й  в о п р о с:

Какие нравственные проблемы поднимает писатель в рассказе?

Домашнее задание

Составить письменную характеристику Акимыча или письменно ответить на итоговый вопрос урока.

Прочитать рассказы Е. И. Носова «Живое пламя» и «Радуга» (см. практикум «Читаем, думаем, спорим...»).

Индивидуальное задание.

Выполнить «Творческое задание» учебника.

Подготовить выразительное чтение стихов о маках (см. следующий урок).


УРОК 56
Е. И. НОСОВ.
«ЖИВОЕ ПЛАМЯ», «РАДУГА»


Основное содержание урока
Осознание огромной роли прекрасного в душе человека, в окружающей природе. Взаимосвязь природы и человека.

Основные виды деятельности.
Восприятие и выразительное чтение рассказов. Устный или письменный ответ на вопрос (с использованием цитирования). Участие в коллективном диалоге.

I. Осознание огромной роли прекрасного в душе человека, в окружающей природе
Концерт-миниатюра из стихотворений о маках:


Н. Заболоцкий. «Облетают последние маки...» (текст ниже),

И. Анненский. «Маки» (см. страницу "И.Ф.Анненский. Кипарисовый ларец"),

Ладо Асатиани. «Ах, сколько маков, сколько маков!..» (текст ниже),

Джон Маккрэй. «На полях Фландрии колышутся маки...» (текст ниже) и др.

Почему поэты писали о маках? Что символизируют в поэзии красные маки?

II. Аналитическая беседа:

— Перескажите кратко рассказ «Живое пламя».

Какие черты текста исчезают в кратком пересказе?

— Найдите в рассказе описание клумбы. Какие изобразительно-выразительные средства использует автор для описания цветов?

— Прочитайте вслух описание маков. Какими способами автор создаёт неповторимый образ этих цветов?

— Ответы на вопросы 1—3 из раздела учебника «Размышляем о прочитанном».

— Что чувствовала тётя Оля, глядя на осыпавшиеся маки?

III. Взаимосвязь природы и человека

Выразительное чтение стихотворений А. А. Фета «Нежданный дождь» (текст ниже),
«Поэтам» (текст ниже),
В. Бенедиктова «Радуга» (текст ниже),
Ф. И. Тютчева «Успокоение» (текст ниже)
и показ слайдов с изображениями радуги.

Почему радуга всегда восхищала поэтов и отразилась в их стихах?

Аналитическая беседа:

— Перескажите кратко рассказ Е. И. Носова «Радуга» (см. текст рассказа ниже).

— Найдите в тексте описание радуги.

Какие изобразительно-выразительные средства использует автор для её описания?

— Ответы на вопросы к рассказу из практикума «Читаем, думаем, спорим...».

— Почему Евсейка хотел догнать радугу и не мог этого сделать?

— Почему он рассердился на парнишку, который не видел радугу?

— *В чём рассказ «Радуга» перекликается с рассказом «Живое пламя»?

— *Какую литературную традицию продолжает Е. И. Носов в этих рассказах?

IV. Практическая работа.
Составление плана и целостный анализ рассказа.


Изучите «Примерный план анализа идейно-художественного своеобразия произведения» (см. урок 54).

Составьте свой план анализа одного из рассказов.

И т о г о в ы е  в о п р о с ы:

Какие чувства вызывают рассказы Носова?

Какую роль, по мнению Носова, играет красота природы в жизни человека?

Домашнее задание

Письменно ответить на один из вопросов:

1. Почему рассказ Е. И. Носова «Живое пламя» так называется?
2. Что значит «прожить жизнь в полную силу» (по рассказу Е. И. Носова «Живое пламя»)?
3. Какие душевные качества позволяют людям восхищаться красотой природы (по рассказу Е. И. Носова «Радуга»)?

Прочитать рассказ Ю. П. Казакова «Тихое утро» и подготовить его пересказ.

Индивидуальное задание.

Подготовить сообщение о Ю. П. Казакове с использованием справочной литературы и ресурсов Интернета.

Прочитать рассказ В. Н. Мирнева «Ночью» (см. практикум «Читаем, думаем, спорим...»).

Следующие уроки: Ю.П.Казаков. "Тихое утро" >>>

Источник: Беляева Н. В. Уроки литературы в 7 классе. – М.: Просвещение, 2017.


АВТОБИОГРАФИЯ Е.И.НОСОВА
(1925 – 2002)


Я родился студеным январским вечером 1925 года в тускло освещенной избе своего деда. Село Толмачево раскинулось вдоль речки Сейм, в водах которой по вечерам отражались огни недалекого города Курска, высоко вознесшегося своими холмами и соборами. Курск знаменит еще с давних веков. «А мои куряне — хоробрые воины, — говаривал Всеволод своему брату князю Игорю в эпической поэме „Слово о полку Игореве“, — под шеломами взлелеяны, с конца копья вскормлены». Далее по реке Сейм стоят древние города-содруги Рыльск и Путивль. Все они старше Москвы и рублены еще Киевской Русью.

А из другого деревенского окна виделись мне просторный луг, весной заливаемый половодьем, и таинственный лес за ним, и еще более далекие паровозные дымы за лесом, всегда манившие меня в дорогу, которой и оказалась потом литература — главная стезя моей жизни.

За исключением Октябрьской революции, гражданской войны и первых послевоенных лет разрухи, на моих глаза проходили все остальные этапы нашей истории. Детство всегда впечатлительно, и я до сих пор отчетливо помню, как в Толмачево нагрянула коллективизация, как шумели сходки, горюнились забегавшие к нам бабы-соседки и как все ходил и ходил по двору озабоченный дед, заглядывал тo в амбар, то в стойло к лошади, которую вскоре все-таки отвел на общее подворье вместе с телегой и упряжью. На рубеже тридцатых годов отец с матерью поступили на Курский машиностроительный завод, и я стал городским жителем. Отец освоил дело котельщика, клепал котлы и железные мосты первых пятилеток, а мать стала ситопробойщицей, и я ее помню уже без деревенской косы, коротко подстриженной, в красной сатиновой косынке. Об этом периоде моей жизни можно прочитать в повести «Не имей десять рублей», а также в рассказах «Мост» и «Дом за триумфальной аркой».

Жилось тогда трудно, особенно в 1932—1933 годах, когда в стране были введены карточки и мы, рабочая детвора, подпитывали себя едва завязавшимися яблоками, цветами акации, стручками вики, которую утаскивали у лошадей на городском базаре. В 1932 году я пошел в школу, где нас, малышей, подкармливали жиденьким кулешом и давали по ломтику грубого черного хлеба. Но мы в общем-то не особенно унывали. Став постарше, бегали в библиотеку за «Томом Сойером» и «Островом сокровищ», клеили планеры и коробчатые змеи, много спорили и мечтали.

А между тем исподволь подкрадывалась Вторая мировая война. Я учился уже в пятом классе, когда впервые увидел смуглых черноглазых ребятишек, прибывших к нам в страну из сражающейся республиканской Испании. В 1939 году война полыхала уже в самом центре Европы, и и сорок первом ее огненный вал обрушился и на наши рубежи.

На фронте мне выпала тяжкая доля противотанкового артиллериста. Это постоянная дуэль с танками — кто кого... Или ты его, или, если промазал, он — тебя... Уже в конце войны, в Восточной Пруссии, немецкий «фердинад» все-таки поймал наше орудие в прицел, и я полгода провалялся в госпитале в гипсовом панцире.

К сентябрю 1945 года врачи кое-как заштопали меня, и я вернулся в школу, чтобы продолжить прерванную учебу. На занятия я ходил в гимнастерке (другой одежды не было), при орденах и медалях. Поначалу меня принимали за нового учителя, и школьники почтительно здоровались со мной — ведь я был старше многих из них на целую воину.

Закончив школу, я уехал в Казахстан, где много лет так же как потом в Курске, работал в газете. Корреспондентские поездки позволили накопить обширные жизненные впечатления, которые безотказно питали и по сей день питают мое писательское вдохновение. Много дает мре и постоянное общение с природой: я заядлый рыбак, любитель ночевок у костра, наперечет знаю почти все курские травы. Моей неизменной темой по-прежнему остается жизнь простого деревенского человека, его нравственные истоки, отношение к земле, природе и ко всему современному бытию.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

Что питает «писательское вдохновение» и что является «неизменной темой» писателя Е. И. Носова? Расскажите oб этом.

Источник: Литература. 7 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2 ч. / [В.П.Полухина, В.Я.Коровина, В.П.Журавлев, В.И.Коровин]; под ред. В.Я.Коровиной. - М.: Просвещение. (вернуться к уроку)


ЕВГЕНИЙ ИВАНОВИЧ НОСОВ
(1925 – 2002)


Русский писатель Е.И.Носов родился 15 января 1925 в с.Толмачево под Курском в семье деревенского мастера-ремесленника. В 1943 после окончания 8 классов ушел на фронт. Солдат-артиллерист в армии маршала К.К.Рокоссовского. Ранение в последние дни войны на подступах к Кёнигсбергу (с 1946 Калининград) отразилось в рассказе Носова "Красное вино победы" (1962). В 1945, окончив школу-десятилетку, уехал в Среднюю Азию, работал в газете (цинкографом, ретушером и литературным сотрудником).

Начал печататься в 1947 (стихи, публицистические статьи, очерки, корреспонденции, рецензии и т.п.). С 1951 жил в Курске. В 1957 опубликовал первый рассказ (для детей) "Радуга", в 1958 – первый сборник рассказов и повестей "На рыбачьей тропе". Тонкое чувство слова, обостренное, объемно-пластичное восприятие окружающего мира, любовь к обстоятельному, неспешному и «естественному» бытию и труду на лоне природы сразу определили место Носова в ареале современной «деревенской прозы» как художника-традиционалиста, ориентированного на опыт И.С.Тургенева, И.А.Бунина и Н.С.Лескова.

Как и другие видные писатели-«деревенщики» (В.П.Астафьев, В.И.Белов и Б.А.Можаев), учился на Высших литературных курсах при Союзе писателей СССР (1960–1962), активно публиковался в столичной периодике (журналы «Новый мир», «Наш современник» и др.), выпускал многочисленные сборники рассказов и повестей (Рассказы, 1959; Тридцать зёрен, 1961; Дом за триумфальной аркой, 1963; Где просыпается солнце, 1965; Шумит луговая овсяница, 1966 (Государственная премия РСФСР им. А.М.Горького, 1975); За долами, за лесами, 1967; Берега, Красное вино победы, оба 1971; И уплывают пароходы..., 1975; Усвятские шлемоносцы, 1980; В чистом поле..., 1990, и др.).

В лучших рассказах и повестях писателя (Шумит луговая овсяница, 1925; Объездчик, 1966; За долами, за лесами, Варька, Домой, за матерью, все 1967; И уплывают пароходы, и остаются берега, 1970; Шопен, соната номер два, 1973, и др.) проявлены глубокий психологизм, склонность к социальному анализу, историчность мышления и точность бытописания в изображении жизни современной среднерусской деревни, особенно удачно передаваемой через сочные, динамичные диалоги, сочетающие энергию и «неправильность» непосредственной крестьянской речи и афористичность народной мудрости («...Я тебе так скажу, начистоту: народу никак не с руки на церквя глядеть. Ему к примеру, лес надо сплавлять, лен дергать... Когда ему на пароходах кататься? Сто целковых платить за это – не-е!...» – И уплывают пароходы, и остаются берега).

Печаль, ностальгия по светлому, незамутненно-наивному, «детскому» восприятию мира пронизывает творчество Носова, что особенно ощутимо в его рассказах (Мост, Дом за триумфальной аркой) и повестях (Не имей десять рублей, Моя Джомолунгма) о собственном детстве и отрочестве (рассказы Подпасок, Дежка и др.), о русском мужике на полях Великой Отечественной войны. Посвященное этой теме вершинное произведение Носова – повесть "Усвятские шлемоносцы" (1977), где рассказывается о последних мгновениях трудовой и семейной деревенской идиллии – нескольких днях сенокоса в июне 1941, накануне отправки мужчин на фронт, утверждает в характерной для писателя, как и для других «деревенщиков», проекции на патриархальную русскую общину и православие исконное миролюбие русского народа-хлебопашца, подчеркивает неестественность и даже богопротивность обращения земледельца в солдата («Но только ли на людях – на всей деревне с ее заулками и давно не поливавшимися грядами, на всякой избе и каждом предмете в дому отпечатано это нестираемое клеймо военной хворобы. От всего веяло порухой прежнего лада, грядущими скорбями, все было окроплено горечью, как подорожной пылью, и обрело ее привкус. Это недуг души, разлад в ней и сумятица ломали, муторили...»).

Грустная тональность произведений Носова конца 1980 – 1990-х годов (фантастический рассказ "Сон", рассказы "НЛО нашего детства", "Темная вода", "Карманный фонарик", "Костер на ветру", "Красное, желтое, зеленое...") связана с ощущением у писателя (имеющим, однако, более нравственно-эстетическую, нежели политическую окраску) невозобновимого распада коренных устоев национальной жизни, катастрофического нарастания в «перестроечном» обществе (в т.ч. на селе) бытийной дисгармонии: жестокости, апатии, разочарования и эгоизма. Писатель выступает также с размышлениями о русской классической литературе (Жди назавтра ясного дня, 1992, посвящено А.А.Фету).

Лауреат Премии Александра Солженицына (2001).

Умер Носов 13 июня 2002 в Курске.
Источник: http://www.krugosvet.ru/enc/kultura_i_obrazovanie/literatura/NOSOV_EVGENI_IVANOVICH.html
(вернуться к уроку)



КУКЛА
К.Случевский


Куклу бросил ребенок. Кукла быстро свалилась,
Стукнулась глухо о землю и навзничь упала...
Бедная кукла! Ты так неподвижно лежала
Скорбной фигуркой своей, так покорно сломилась,
Руки раскинула, ясные очи закрыла...
На человека ты, кукла, вполне походила!

Источник: К.К.Случевский. Стихотворения и поэмы. Библиотека поэта. Большая серия. Москва, Ленинград: Советский писатель, 1962. (вернуться к уроку)


ОБЛЕТАЮТ ПОСЛЕДНИЕ МАКИ...
Н.Заболоцкий


Облетают последние маки,
Журавли улетают, трубя,
И природа в болезненном мраке
Не похожа сама на себя.

По пустынной и голой аллее
Шелестя облетевшей листвой,
Отчего ты, себя не жалея,
С непокрытой бредешь головой?

Жизнь растений теперь затаилась
В этих странных обрубках ветвей,
Ну, а что же с тобой приключилось,
Что с душой приключилось твоей?

Как посмел ты красавицу эту,
Драгоценную душу твою,
Отпустить, чтоб скиталась по свету,
Чтоб погибла в далеком краю?

Пусть непрочны домашние стены,
Пусть дорога уводит во тьму,-
Нет на свете печальней измены,
Чем измена себе самому.
1952
Источник: Николай Заболоцкий. Стихотворения. Поэтическая Россия. Москва, "Советская Россия", 1985. (вернуться к уроку)


ЛАДО АСАТИАНИ
Перевод Д. Самойлова
ДОРОГА НА КАРТЛИ


Ах,сколько маков, сколько маков!
Все больше их от Уплисцихе,
в них столько самых добрых знаков,—
мы снова в этом добром вихре.
Так, значит, нам не быть седыми,
так, значит, быть нам молодыми,
когда в пути так много маков,
когда так много добрых знаков.
Нам больше ничего не надо,
не надо нам и бренной славы,
цветет высокая награда:
поля сияют в маке алом!..
1940 (вернуться к уроку)

ДЖОН МАККРЕЙ
(дословный перевод)
НА ПОЛЯХ ФЛАНДРИИ
«In Flanders fields»
[2]

На полях Фландрии колышутся маки
Среди крестов, стоящих за рядом ряд,
Отмечая место, где мы лежим. А в небе
Летают ласточки, храбро щебеча,
Заглушаемые громом пушек на земле.

Мы Мертвые. Не так давно
Мы жили, видели рассветы, горящие закаты,
Любили и были любимы, а теперь мы
Лежим на полях Фландрии.

Примите из наших рук
Факел борьбы с врагом,
Он ваш, держите его высоко.
Если вы уроните нашу веру, - тех, кто погиб,
Мы не сможем спать, хотя маки растут
На полях Фландрии.

ДЖОН МАККРЕЙ
Перевод К. Филатова
В ПОЛЯХ ВО ФЛАНДРИИ
«In Flanders fields»


В полях во Фландрии кругом
Стоят кресты. В строю одном,
Шеренгами лежим мы тут,
Где маки алые цветут
И глушит птиц военный гром.
Мы все уснули вечным сном
И вспоминаем о былом,
О тех, кто нас теперь не ждут,
Схороненных в полях.

От нас, благословясь крестом,
Примите стяг борьбы с врагом.
И мёртвые тогда сочтут,
Что могут спать спокойно тут,
В земле под маковым ковром,
На фландрских полях. (Источник: http://www.alt-srn.ru/tvorchestvo/2535--q-q)
(вернуться к уроку)



НЕЖДАННЫЙ ДОЖДЬ
А.А.Фет


Всё тучки, тучки, а кругом
Всё сожжено, всё умирает.
Какой архангел их крылом
Ко мне на нивы навевает?

Повиснул дождь, как легкий дым,
Напрасно степь кругом алкала,
И надо мною лишь одним
Зарею радуга стояла.

Смирись, мятущийся поэт, -
С небес нисходит жизнь влага,
Чего ты ждешь, того и нет,
Лишь незаслуженное - благо.

Я - ничего я не могу;
Один лишь может, кто, могучий,
Воздвиг прозрачную дугу
И живоносные шлет тучи.
1866 (вернуться к уроку)



ПОЭТАМ
А.А.Фет


Сердце трепещет отрадно и больно,
Подняты очи, и руки воздеты.
Здесь на коленях я снова невольно,
Как и бывало, пред вами, поэты.

В ваших чертогах мой дух окрылился,
Правду провидит он с высей творенья;
Этот листок, что иссох и свалился,
Золотом вечным горит в песнопеньи.

Только у вас мимолётные грёзы
Старыми в душу глядятся друзьями,
Только у вас благовонные розы
Вечно восторга блистают слезами.

С торжищ житейских, бесцветных и душных,
Видеть так радостно тонкие краски,
В радугах ваших, прозрачно-воздушных,
Неба родного мне чудятся ласки.
5 июня 1890, Воробьёвка (вернуться к уроку)



РАДУГА
В.Г.Бенедиктов


За тучами солнце — не видно его!
Но там оно капли нашло дождевые,
Вонзило в них стрелы огня своего —
И по небу ленты пошли огневые.

Дуга разноцветная гордо взошла,
Полнеба изгибом своим обхватила,
К зениту державно свой верх занесла,
А в синее море концы погрузила.

Люблю эту гостью я зреть в вышине:
Лишь только она в небесах развернётся,
Протекшего сон вдруг припомнится мне,
Запрыгает сердце, душа встрепенётся.

Дни прошлые были повиты тоской,
За тучками крылося счастья светило;
Я плакал, грустил, — но в тоске предо мной
Всё так многоцветно, так радужно было.

Как в каплях, летящих из мглы облаков,
Рисуется пламя блестящего Феба,
В слезах преломляясь, блистала любовь
Цветными огнями сердечного неба. (вернуться к уроку)



УСПОКОЕНИЕ
Ф.И.Тютчев


Гроза прошла — еще курясь, лежал
Высокий дуб, перунами сраженный,
И сизый дым с ветвей его бежал
По зелени, грозою освеженной.

А уж давно, звучнее и полней,
Пернатых песнь по роще раздалася
И радуга концом дуги своей
В зеленые вершины уперлася. (вернуться к уроку)



РАДУГА
Е.И.Носов


В пятидесяти километрах от Курска, в поэтических верховьях речки Тускарь, где некогда вдохновенно творил Фет, живет мой приятель Евсейка.

Евсейке этой зимой минул десятый год, и ходит он в четвертый класс, который помещается на втором этаже фетовского особняка. Из классных окон, с высоты птичьего полета, открывается просторная речная долина с островками деревенских ракитовых кущ у дальнего ее края. Самой же речки не видать. Скрываясь в прибрежных зарослях разной кустарниковой всячины, она петляет у самого подножия обрывистого правобережья, на скате которого, в окружении дубов и кленов, и стоит Евсейкина школа.

С Евсейкой я познакомился на станции.

Я спрыгнул с подножки вагона в хлипкую предрассветную темень. Вот уже третьи сутки сыпал изнуряющий октябрьский дождь. Звякнул колокол. В ответ паровозик жалобно свистнул, устало выдохнул пар, и мутные, в дождевых потоках, квадраты вагонных окон медленно проплыли мимо.

Через исхлестанную дождем лужу протянулись зыбкие отсветы станционного здания. Не разбирая, я пошел напрямик по одной из этих световых дорожек. У входа тускло поблескивал колокол. Крупные капли, срываясь с карниза, хлестко разбивались о бронзу, отчего колокол чуть слышно звенел, будто жаловался на непогоду.

В маленьком зале пережидали ненастье несколько пассажиров и провожающих. Я попросил себе чая и направился к дальнему столику. За ним сидел низкорослый человечек в дождевике с откинутым капюшоном, из-за которого виднелась стриженая макушка. Садясь напротив, я заглянул ему в лицо. Это оказался парнишка. Он с деловым усердием дул на блюдечко, покоившееся на растопыренных пальцах. Мелкие бусинки пота высыпали на его чуть вздернутом носу. В другой руке он держал полумесяц бублика.

Мне нужно было в Свободинскую МТС, как раз в те фетовские места, и я спросил паренька, не ходят ли туда машины. Тот неторопливо поставил блюдечко на стол, смахнул с груди крошки от бублика и удивленно посмотрел на меня.

— Какие теперь машины!

— Как же, брат, быть, а?

— Если не срочно, то подвезу. Вот малость дождь уймется, и поедем.

Так я познакомился с Евсейкой. Он рассказал, что возил к поезду брата, который приезжал в отпуск с целины.

Буфетчик погасил свет, в окна заглянуло запоздалое серое утро. Дождь все еще не переставал, хотя уже измельчал и обессилел. Мы выпили еще по стакану чаю, потом Евсейка отправился посмотреть погоду.

У коновязи, склонившись над недоеденной охапкой клевера, безропотно мокла Евсеева лошадь — рыжая, в белых заплатах кобылка. Увидев хозяина, она шевельнула сизыми отвислыми губами, будто спрашивая: «Скоро ехать-то? Все равно где мокнуть — что здесь, что в дороге». Евсей, видимо, решил, что и в самом деле ожидать нечего. Путаясь в полах дождевика, он подошел к коновязи, размотал вожжи, зачем-то пнул раз-другой сапогом переднее колесо, потом подобрал с земли клевер и сложил его в телегу. Я расплатился и вышел на улицу. Евсей передал мне плащ, которым укрывался его брат, и мы поехали. Кобылка бодро зашлепала по хлюпкой дороге.

За нефтебазой повернули к переезду. Телега запрыгала на рельсах, потом покатилась по мощеному спуску вниз, опять в непролазное месиво раскисшего чернозема.

— Вы у нас летом не были? — спросил Евсейка, будто извиняясь за то, что его родные места выглядели сейчас так уныло.— Благодать у нас какая! Лес, речка. А ягод сколько в покос! К нам из Москвы отдыхать приезжают.

Проехали пристанционное село. За околицей дорога раздваивалась, лошадь сама свернула влево и, выбирая путь полегче, пошла не промеж разъезженных и залитых грязью колей, а по обочине, густо поросшей осотом и полынью. Полынь, высохшая за лето, после дождей настоялась влагой, размякла и остро пахла.

— Ишь ты как раздобрела! — сказал возница, втягивая носом душистую горечь, и стегнул по траве кнутом.

Пегашка приняла это на свой счет, налегла на упряжь, забряцало колечко на дуге, отсчитывая торопливые лошадиные шаги.

Я уселся поудобнее и глубже натянул плащ. От нечего делать я следил, как дождевые капли, появляясь на верхнем краю капюшона, катились вниз, нагоняя друг друга, сталкивались, а слившись и окончательно отяжелев, шлепались ко мне на колени. За таким занятием не мудрено было задремать. Проснулся я оттого, что кто-то дергал меня за рукав.

Я открыл глаза и увидел возбужденное лицо Евсейки.

— Дяденька! Смотри, какая радуга! Вон там, над речкой!

Пока я дремал, откуда-то набежавший ветер расслоил на западе тучи, и к длинной, вполнеба, щели прильнул немигающий глаз солнца, будто желая подсмотреть: стоит ли ему завтра сиять или спрятаться еще на денек? Его золотистые лучи-ресницы простерлись над мокрой, озябшей землей и своим прикосновением вновь вернули природе смытые дождями краски. Вспыхнула бегучим пламенем придорожная лесополоса, рассыпанной ртутью дождевых капель засверкал широкий луг, а за ним на той стороне, на крутом косогоре, пожаром загорелись окна большого особняка. Вверху же, над ликующей долиной Тускари, висела радуга — огромная, расцвеченная пестрыми лентами арка. Она выходила откуда-то из прибрежных кустов и, сделав широкий, будто проведенный гигантским циркулем, полукруг, упиралась другим концом, километра за три, в сады какой-то деревеньки. Я никогда не видел радуги поздней осенью. А такой пышной и праздничной, как эта, не приходилось видеть даже летом. Главное она была совсем близко от нас. Ее концы упирались в землю не далее как в километре. И, может быть, оттого, что радуга была так близко, она казалась необыкновенно яркой и широкой. Несколько деревьев, тесной группой стоявших на берегу, укрылись за пестрой лентой, и каждое приобрело оттенок того цвета, какой пришелся против него.

— Смотри, смотри, а радуга-то движется! — приподнялся на колени Евсейка.— Вон уже на село набежала!

И действительно, радуга медленно, не забегая вперед и не отставая от нас, двигалась параллельно дороге, продолжая упираться своим левым концом в затерявшуюся в зарослях речушку. Вот ее передний правый рукав шагнул на улицу села, белые хаты вдруг запестрели, становясь на мгновение то нежно-голубыми, то изумрудными, то вспыхивали золотом, чтобы тотчас залиться багрянцем.

Нам нужно было проезжать через село, дорога шла туда задами. Но Евсейка неожиданно резко поворотил лошадь и, лихо гикнув, помчал напрямик, по клеверищу.

— Врешь, не уйдешь! — крикнул он, становясь во весь рост.

Лошадь пустилась в тяжелый галоп, порывисто дергая повозку, из-под копыт летели комья земли, клеверные корневища. Евсейка, широко расставив ноги, взмахивал в такт рывкам оттопыренными локтями.

— Не уйдешь!

Мне в ту минуту почему-то казалось, что стоит пегашке еще малость поднажать, и мы вкатим в огромные радужные ворота.

Но вдруг я увидел, что радуги уже нет в селе. Она перешагнула через хаты и висела над черным силуэтом ветряной мельницы. И чем быстрее мы скакали, тем дальше от нас отодвигалась радуга.

— Эх, уходит! — сплюнул Евсейка.— За речку перешагнула.

— Стой, Евсейка,— опомнился я.— Зря гоним лошадь. Все равно радугу не поймаешь.

— Теперь я и сам вижу, что не догнать. Надо кругом на мост объезжать. Вот если бы я раньше догадался, пока она к селу подходила, тогда бы успел.

Я рассмеялся:

— Дело-то не в этом… Ее и на автомашине не догонишь, и посади тебя на самолет — все равно не поймал бы.

— И на реактивном? — недоверчиво покосился на меня мальчик.

— И на реактивном.

— Да ведь он как пуля летает!

— Все равно…— И я стал объяснять Евсею, почему мы не догнали радугу.

Кажется, Евсейка не понял моих объяснений или не хотел верить в них. Потому что, когда мы въехали в село, он пристально осматривал стены хат, по которым прокатилась цветистая полоса радуги. А когда навстречу попался кто-то из здешних ребятишек, он придержал лошадь и настороженно спросил, будто разыскивал пропавшую корову:

— Послушай-ка, у вас тут по улице радуга не проходила?

— Какая радуга? — раскрыл рот парнишка.

— Какая-какая! Обыкновенная радуга, что после дождя бывает.

— Нет, не проходила.

— Слепая ты тетеря! — рассердился Евсейка.— Был тут и не видел.— И маленький возница в сердцах хлестнул вожжами пегашку. (вернуться к уроку)
 

1. Источник: Беляева Н. В. Уроки литературы в 7 классе. Поурочные разработки: учеб. пособие для общеобразоват. организаций / Н. В. Беляева. — 2-е изд. — М. : Просвещение, 2017. — 240 с.
Методическое пособие соответствует рабочей программе по литературе и учебникам, переработанным по требованиям Федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования (предметная линия под редакцией В. Я. Коровиной). Разработанная система уроков способствует достижению личностных, метапредметных и предметных результатов учебной деятельности, развитию важнейших компетенций семиклассников: речевой, коммуникативной и информационной. Она поможет словеснику комплексно реализовать потенциал учебно-методического комплекта для 7 класса: учебника, фонохрестоматии, дидактических материалов «Читаем, думаем, спорим...». В пособии содержатся ссылки на энциклопедии, словари, интернет-источники. В нём представлены занятия разных видов, которые направлены на активизацию мыслительной деятельности школьников.
Предложенные формы контроля ориентированы на своевременную подготовку к ОГЭ и ЕГЭ по литературе. (вернуться)

2. "На полях Фландрии", в других переводах "В полях Фландрии" — известное стихотворение, написанное во время Первой мировой войны подполковником канадской армии военно-полевым хирургом Джоном Маккреем.
Произведение создано 2 мая 1915 года, в тот день, когда Джон отправлял в последний путь своего друга и сослуживца лейтенанта Алексиса Хелмера, павшего во Второй битве при Ипре. Его похоронили посреди поля, усеянного цветами красного мака, недалеко от госпиталя, где работал Джон. Именно там, под впечатлением от пережитого, Маккрей и написал стихотворение. Хотя сослуживцы Джона и прониклись его творением, сам он поначалу не отнёсся к нему всерьёз. Первая публикация состоялась лишь 8 декабря 1915 года в лондонском журнале Punch. (вернуться)

 




 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Литература для школьников
 
Яндекс.Метрика