Венеция. Из "Итальянских стихов". Блок А.А.
Литература для школьников
 
 Главная
 Зарубежная  литература
 Блок А.А.
 
 
 
 
 
Колонна Святого Марка в Венеции.
Фото Карло Найя. 1860-1870 гг.
 
 
 
 
 
 
Александр Александрович Блок
(1880 – 1921)
 
ВЕНЕЦИЯ
Из "Итальянских стихов"[1]

1

С ней уходил я в море,[2]
С ней покидал я берег,
С нею я был далёко,
С нею забыл я близких…

       О, красный парус
       В зеленой дали!
       Черный стеклярус
       На темной шали![3]

Идет от сумрачной обедни,
Нет в сердце крови…
Христос, уставший крест нести…[4]

       Адриатической любови —
       Моей последней —
       Прости, прости!

9 мая 1909 (16 января 1914)

2[5]

Евг. Иванову[6]

Холодный ветер от лагуны.[7]
Гондол безмолвные гроба.
Я в эту ночь — больной и юный —
Простерт у львиного столба.[8]

На башне, с песнию чугунной,
Гиганты бьют полночный час.
Марк утопил в лагуне лунной
Узорный свой иконостас.[9]

В тени дворцовой галереи,
Чуть озаренная луной,[10]
Таясь, проходит Саломея
С моей кровавой головой.

Всё спит — дворцы, каналы, люди,[11]
Лишь призрака скользящий шаг,
Лишь голова на черном блюде
Глядит с тоской в окрестный мрак.

Август — октябрь 1909

3[12]

Слабеет жизни гул упорный,
Уходит вспять прилив забот.
И некий ветр сквозь бархат черный
О жизни будущей поет.

Очнусь ли я в другой отчизне,
Не в этой сумрачной стране?
И памятью об этой жизни
Вздохну ль когда-нибудь во сне?

Кто даст мне жизнь? Потомок дожа,[13]
Купец, рыбак, иль иерей
В грядущем мраке делит ложе
С грядущей матерью моей?

Быть может, венецейской девы
Канцоной нежной слух пленя,[14]
Отец грядущий сквозь напевы
Уже предчувствует меня?

И неужель в грядущем веке
Младенцу мне — велит судьба
Впервые дрогнувшие веки
Открыть у львиного столба?[15]

Мать, что́ поют глухие струны?
Уж ты мечтаешь, может быть,
Меня от ветра, от лагуны
Священной шалью оградить?[16]

Нет! Всё, что есть, что было,— живо!
Мечты, виденья, думы — прочь!
Волна возвратного прилива
Бросает в бархатную ночь!

Август — сентябрь 1909



1. Венеция – Венеция была первым итальянским городом, который Блок с женой посетили во время своего путешествия в 1909 г. Она вызвала в Блоке светлые впечатления.

В письме к матери от 7 мая 1909 г. он писал: "Я здесь очень много воспринял, живу в Венеции уже совершенно как в своем городе, и почти все обычаи, галереи, церкви, море, каналы для меня – свои, как будто я здесь очень давно". Этот город казался Блоку особенным, не похожим на другие итальянские города.

В письме к В.Я. Брюсову от 2 октября 1909 г. он делился своими мыслями и наблюдениями, касающимися Италии: "Венеция поместилась как-то на особом месте, даже почти вне Италии; ее можно любить примерно как Петербург; как Петербург к России, так Венеция относится к Италии". Это же Блок отметил и в очерке "Немые свидетели" ("Молнии искусства". СС-8 . С. 391).

Н.М. Лагов так писал о современной Блоку Венеции: "Венеция некогда была самым цветущим торговым городом в мире. Теперь это – главный город провинции, сильная крепость и резиденция патриарха. Город расположен в 4-х килом(етрах) от материка, в лагунах Адриатического моря. ( ... ) Городские постройки все возведены на сваях, и площадь, занимаемая ими, имеет в окружности 10 7/10 килом(етров). Около 150 каналов делят всю эту площадь на 117 островов, соединенных 378 мостами. В промежутках между каналами вьется тесный лабиринт улиц, ширина которых иногда не превосходит 1,5 м" (Лагов Н.М. Рим, Венеция, Неаполь ... СПб., 1911. С. 67).

Подцикл под названием "Венеция" появился в первой публикации "Итальянских стихов" в журн. "Аполлон" (1910). Он состоял из двух стихотворений: "Холодный ветер от лагуны..." и "Слабеет жизни гул упорный...". В сб. "Ночные часы" (1911) эти стихотворения печатались как самостоятельные в цикле "Итальянские стихи" (каждое имело заглавие "Венеция"). В 1914 г. было впервые опубликовано стих. "С ней уходил я в море..." как самостоятельный текст в цикле "Итальянские стихи"). В своем окончательном составе цикл "Венеция" появился в книге "Блок А. Стихотворения. Кн. 3 (1905-1914). 2-е изд., перераб. и доп. М.: Мусагет, 1916". (в отличие от книги "Блок А. Стихотворения. Кн. 3 (1907-1916). 3-е изд., доп. Пб.: Алконост, 1921.", первое стихотворение напечатано здесь в особой редакции). (вернуться)

2. "С ней уходил я в море..." – впервые: "Русская мысль". 1914. под загл. "Венеция".
Н. Павлович в своих воспоминаниях о Блоке писала: «Осенью 1920 года в Петербург приехал поэт Мандельштам и читал в Союзе поэтов свои стихи. Одно из них было посвящено Венеции ("Венецейской жизни, мрачной и бесплодной...", оно отмечено в дневнике Блока – СС-8 . С. 371). Через несколько дней мы с Александром Александровичем вспомнили об этом чтении и отметили, что Венеция поразила обоих (и Блока и Мандельштама) своим стеклярусом и чернотой» (Воспоминания, 2. с. 398). (вернуться)

3. О, красный napyc // В зеленой дали! // Черный стеклярус // На темной шали! – в очерке "Немые свидетели" Блок отметил как характерные приметы Венеции: "красный парус над лагуной; древняя шаль, накинутая на ловкие nлечи венецианки" (СС-8 . С. 391).
О "священных шалях" венецианок Блок упоминает также в записи от 10 мая 1909 г. (ЗК. С. 133). Делясь своими впечатлениями о Венеции, о море, Блок в письме к матери от 7 мая 1909 г., в частности, писал: "Вода вся зеленая". Ср. также в описании лагуны и морской дали П. Муратовым в его книге "Образы Италии": " Тут были желтые паруса, рыжие, оранжевые, темно-коричневые, почти красные" (Муратов П. Указ. соч. С. 88).
Существенно отметить в двух первых строках строфы художественный "эффект сопоставления дополнительных цветов (к ним относится и пара "красный – зеленый"), особенно активно использовавшийся живописцами средневековья и раннего Ренессанса с целью усиления цветовой активности изображения". (вернуться)

4. Христос, уставший крест нести... – образ восходит к Евангелию.
Иисус Христос, приговоренный к смерти, должен был нести крест до места казни на Голгофе. Поскольку Иисус изнемогал под тяжестью креста, его помогал нести ему некто Симон из Кирены (Мк. XV; 21; Мф. XXVII; 32). Ср. сходный образ в стих. "Россия" ("Опять, как в годы золотые...") (1908): "И крест свой бережно несу..." (вернуться)

5. "Холодный ветер от лагуны..." – впервые: Аполлон. 1910. без посвящения, в цикле ИС, первое в подцикле "Венеция".
Посвящение "Евгению Иванову" в Т. 7 вписано позднее карандашом (в первой публикации оно отсутствует).
Г. Иванов в заметке "Творчество и ремесло" отметил, что "тайна перевоплощений открыта Блоку", что его лирический герой выступает "на пестрых карнавалах жизни" в "разных масках"; в качестве примера он привел, в частности, строки из стих.: "Таясь, проходит Саломея // С моей кровавой головой..." (Русская воля. 1917. 23 янв. с. 7).
В письме к матери от 4 мая 1909 г. из Венеции Блок сообщал: "В сущности здесь очень хорошо — и всего лучше львы, гондолы и Беллини". Беллини Джованни – (1430–1516) – итальянский художник венецианской школы, живопись которого произвела большое впечатление на Блока. (вернуться)

6. Посвящение. – Иванов Евгений Павлович (1880–1942) – писатель, участник символистских изданий, университетский товарищ и ближайший друг Блока в 1900-х годах.
Е.П. Иванов постоянно беседовал с ним на религиозные темы; одним из самых острых в этих беседах был вопрос о Христе. По складу характера человек кроткий и незлобивый, Иванов был всецело предан идеям христианской покорности и всепрощения, которые не могли удовлетворить Блока. Тема Христа постоянно возникает в письмах Блока к Иванову 1904-1905 гг.: "Мы оба жалуемся на оскудение души. Но я ни за что ( ... ) не пойду врачеваться к Христу. Я Его не знаю и не знал никогда" (15 июня 1904 г.); «Вы знаете Его, я верю этому. ( ... )Ведь я "иногда" и Христом мучаюсь» (28 июня 1904 г.); "Что тебе – Христос, то мне – не Христос" (25 июня 1905 г.) и т.д. . (вернуться)

7. "Холодный ветер от лагуны..." – о происхождения венецианских лагун Гете писал: "Лагуны — произведение древней природы. Сперва работа прилива и отлива и земли, боровшихся друг с другом, потом постепенное убывание древних вод создали на верхнем конце Адриатического моря большую болотистую полосу, которую посещает прилив, а отлив частично оставляет свободною. Человеческое искусство завладело самыми высокими местами, – и так образовалась Венеция, составленная из сотни островов и окруженная сотнями других" (Гете. Путешествие в Италию// Гете. Собр. соч.: В 13 т. М., 1935. Т. 11. С. 102; пер. Н.А. Холодковского).
Гондол безмолвные гроба. – гондолы – продолговатые лодки с кожаными, набитыми перьями подушками.
В начале века они в Венеции заменяли извозчиков, на малых каналах являлись единственным средством передвижения.
Ср. в поэме А. Григорьева "Venezia 1а bella" (1858): "И мне гондолы траур гробовой // Понятен стал" (Стихотворения Аполлона Григорьева. М., 1916. С. 442). (вернуться)

8. Я в эту ночь, больной и юный – // Простерт у львиного столба. – Львиный столб (Колонна Святого Марка) – гранитная колонна с крылатым львом на вершине (см. ниже), находится на площади св. Марка, недалеко от Дворца дожей.
Ср. в книге В.В. Розанова "Итальянские впечатления": "Вся Венеция усеяна изображениями льва, это одно из апокалипсических животных (их четыре: орел, телец, человек, лев), которое помещается в церковных изображениях за спиною этого евангелиста (св. Марка.). Лев венецианский, поставленный на мачтах, на столбах, колоннах, ( ... ) имеет два полуприподнятые крыла и чуть-чуть опустился на передних лапах, как готовый сейчас прыгнуть. Это лев в оживлении, а не сидящий, не лежащий" (Розанов В. Итальянские впечатления. С. 224- 225).
Ср. также в стих. Брюсова "Лев святого Марка" (1902): "Лев с раскрытыми крылами //На торжественном столбе" (Брюсов Валерий. Пути и перепутья. Собрание стихов. М., 1908. Том 2. С. 95). Василий Гиппиус, описывая свою поездку в Венецию летом 1911 г., вспоминал: «Там все напоминало о Блоке, о его "Итальянских стихах". Я послал Блоку открытку с видом площади Святого Марка, написав на ней две строки, все эти дни бывшие в сознании:
Холодный ветер от лагуны,
Гондол безмолвные гроба ...
Продолжение этих строк: "Я в эту ночь, больной и юный, простерт у львиного столба". И эти строки звучали в сознании так настойчиво, что, дойдя до "львиного столба", захотелось исполнить блокавcкие строки буквально. Осуществить полушуточный, полусерьезный обряд оказалось совсем не трудно ... ( ... ) При встрече с Блоком я рассказал ему о том, как "простирался" в его память. Он, улыбаясь, сказал: "А я не простирался"» (Воспоминания, 2. С. 79-80). (вернуться)

9. На башне, с песнию чугунной, // Гиганты бьют полночный час. – часовая башня (1496-1499) находится на площади св. Марка.
"Ее огромный циферблат показывает с 1-го по 24-й час. А наверху находятся два бронзовые гиганта, которые отбивают в колокол часы. Смотреть на них, когда они бьют полдень, собираются все туристы" (Лагов Н.М. Рим. Венеция, Неаполь ... С. 71).
Ср. также в книге А.А. Трубникова "Моя Италия": "На башне бронзовый звонарь бьет в тяжелый колокол" (СПб., 1908. С. 11).
Марк утопил в лагуне лунной // Узорный свой иконостас. – в примеч. Блок отметил: «Я назвал "иконостасом" единственный в мире фасад Собора Св. Марка» (С. 193).
В письме к редактору жури. "Аполлон" С.К. Маковскому от 23 декабря 1909 г. Блок, отвечая на его замечания, в частности, писал: «... рядом со словами о "Марке" и о "лунной лагуне" Вы пишете: "Неверно. Лагуна далеко от Марка". Таким образом, Вы подозреваете меня в двойном грехе: в незнании венецианской топографии и в декадентстве дурного вкуса (ибо называть лагуну, освещенную луной, "лунной лагуной" – было бы именно "бальмонтизмом" третьего сорта). Уверяю Вас, что я говорю просто о небесных лагунах – именно о тех, в которых Марк купает свой "иконостас" (в данном случае портал) в лунные ночи».
«Марк стало имя, синоним, звук, знамя, медаль, – отмечал в своей книге об Италии В.В. Розанов. – Венеция и "Марк" – неотделимы; "Марк" есть патрон Венеции...» (Розанов В. Итальянские впечатления. С. 225).
Построенное первоначально из кирпича, здание собора св. Марка в 976 г. было перестроено; в середине XI в. оно подверглось новой переделке в византийском стиле и было украшено с чисто восточной роскошью. Готические приделки к его фасаду, произведенные в XV в., придали ему особенный фантастический вид (Лагов Н.М. Рим, Венеция, Неаполь ... С. 71).
О фасаде собора П.П. Перцов писал: "смесь мрамора, гранита, яшмы, порфира, бронзы, мозаики, скульптуры, резьбы" (Перцов П. Венеция. М., 1912. С. 6-7).
Ср. также описание собора в лунную ночь в книге А.А.Трубникова: "В фосфоре весь Святой Марк. Луна заворожила храм. Ее лучи вспыхивают на царственном золоте мозаик, скользят по саду мраморных украшений..." (Трубников А.А. Моя Италия. СПб., 1908. С. 11). (вернуться)

10. В тени дворцовой галереи – судя по всему, Блок имел в виду галереи Дворца дожей, расположенного на площади св. Марка.
...Чуть озаренная луной... – ср. ремарку в финале пьесы О. Уайльда "Саломея": "Луч лунного света падает на Саломею и освещает ее" (Уайльд О. Поли. собр. соч. М., 1906. т. 3. с. 335).

...Таясь, проходит Саломея // С моей кровавой головой – Блок использует известный евангельский сюжет, связанный со смертью Иоанна Крестителя, праведника и пророка, возвестившего о приходе в мир Иисуса Христа.
"...Ирод, взяв Иоанна, связал его и посадил в темницу за Иродиаду, жену Филиппа, брата своего, потому что Иоанн говорил ему: не должно тебе иметь ее. И хотел убить его, но боялся народа, потому что его почитали за пророка. Во время же празднования дня рождения Ирода дочь Ирадиады плясала перед собранием и угодила Ироду, посему он с клятвою обещал ей дать, чего она ни попросит. Она же, по наущению матери своей, сказала: дай мне здесь на блюде голову Иоанна Крестителя. И опечалился царь, но, ради клятвы и возлежащих с ним, повелел дать ей, и послал отсечь Иоанну голову в темнице. И принесли голову его на блюде и дали девице, а она отнесла матери своей" (Мф. XIV. 3-11).
"Трагические контрасты пиршества и казни, глумливой греховyости и страждущей святости, вкрадчивой женственности и открытого палачества, присущие сюжету усекновения главы Иоанна Крестителя, не раз привлекали живописцев и поэтов" (Мифы народов мира. М., 1980. Т. 1. С. 553). Этот сюжет использован, например, в новелле Г. Флобера "Иродиада", в пьесе О. Уайльда "Саломея".
В письме к матери от 2 ноября 1908 г. Блок сообщал, что был «На генеральной репетиции "Саломеи"». Знакомясь с полотнами Карла Дольчи в галерее Уффици во Флоренции, Блок отметил в записной книжке: "Car1o Dolci – тоже ХVП век! Саломея с головой Иоанна Крестителя" (ЗК. С. 140). Среди сюжетов фресок Дж. Мании в Collegio de1 Camblo в Перуджии Блок выделил и "злополучную историю с Саломеей" (ЗК. С. 141). Известно, что у Блока дома была репродукция картины "Саломея" работы Квентина Массейса (Воспоминания, 2. С. 159).
Важно подчеркнуть, что, отождествляя в канонической редакции образ лирического героя с образом Иоанна Крестителя, Блок как бы уподобляет судьбу певца, поэта судьбе пророка. Ср. в "Прологе" поэмы "Возмездие":
Но песня – песнью всё пребудет,
В толпе всё кто-нибудь поет.
Вот – голову его на блюде
Царю плясунья подает (СС-8. С. 302). (вернуться)

11. Всё спит – дворцы, каналы, люди, // Лишь призрака скользящий шаг – ср. сходное впечатление от ночного Дворца дожей в книге А.А. Трубникова: "Я верю, ночью там непокойно: в золотых залах - шаги, шепот, шорох, шелест шелка ... В тюрьмах - вздохи, рыданья. Иначе быть не может" (Трубников А.А. Моя Италия). (вернуться)

12. "Слабеет жизни гул упорный..." – впервые: Аполлон. 1910. в цикле ИС, второе в подцикле "Венеция".
Стихотворение обрело самостоятельный характер 26 августа 1909 г., когда Блоком были написаны первая и заключительная строфы основного текста. Перед заключительными набросками в ЗК28 запись: «Не могу писать. Мож(ет) быть, не нужно. С прежним "романтизмом" (недоговариваньем и т.д.) борется что-то, пробиться не может, а только ставит палки в колеса» (Л. 8 об. – 9).
В стихотворении отразилась распространенная в начале века идея "вечного возвращения".
Слабеет жизни гул упорный. 11 Уходит вспять прилив забот. - П.П. Муратов, описывая Венецию, отметил, в частности, что "все здесь внушает чувство покоя, какого не бывает в жизни. Все напоминает давний, забытый сон" (Муратов П. Образы Италии. Т. 1. С. 20).
И некий ветр сквозь бархат черный // О жизни будущей поет. – ср. сходный образ в стих. Андрея Белого "Время" (1907): Так лет мимотекущих бремя
Несем безропотнее мы,
Когда железным зубом время
Нам взрежет бархат вечной тьмы
(Белый Андрей. Урна. 1909.) (вернуться)

13. Потомок дожа, // Купец, рыбак, иль иерей... – дож – избиравшийся пожизненно глава венецианской республики.
Иерей – священник. (вернуться)

14. Канцоной нежной слух пленя... – канцона (Canzone) – по-итальянски значит "песня".
Как стихотворная форма, канцона – стихотворение из 5-7 строф любого строения. Жанр возник в средневековой поэзии трубадуров. Канцоны писали Данте и Петрарка. (вернуться)

15. Открыть у львиного столба? – Львиный столб (Колонна Святого Марка) – гранитная колонна с крылатым львом на вершине (см. ниже), находится на площади св. Марка, недалеко от Дворца дожей. (вернуться)

16. Священной шалью оградить? – о "священных шалях" венецианок Блок упоминает в записи от 10 мая 1909 г. (ЗК. С. 133).
Ср. также в примеч. к "С ней уходил я в море...": "Черные шали с бахромой – до сих пор неизменная принадлежность костюма венецианок; их накидывают и носят особенно". (вернуться)

 
Венеция. Площадь святого Марка, работы Каналетто, 1730.
Площадь выглядит так же, как и в наши дни.
 
И. К. Айвазовский. Дворец дожей в Венеции при луне. 1878.
Колонны Святого Марка (львиный столб) и Святого Теодора – гранитные колонны на небольшой площади, примыкающей к площади Сан-Марко и выходящей на канал Сан-Марко.
 
Н. К. Рерих. Италия. 1907. Фронтиспис к “Итальянским стихам” А.А. Блока
В 1909 г. Блок обратился к Рериху с просьбой сделать фронтиспис к «Итальянским стихам», публикация которых ожидалась в журнале «Аполлон». Художник предложил поэту этот рисунок. В четвёртом номере журнала «Аполлон» за 1910 год появились пять стихотворений Блока из цикла «Итальянские стихи» с рисунком Рериха.
Рисунок этот очень нравился Блоку. Когда через некоторое время редактор «Аполлона» С.К. Маковский вновь попросил его у Блока, поэт ответил отказом. Он писал Маковскому:
«Многоуважаемый Сергей Константинович!
Рисунок Н.К. Рериха вошёл в мою жизнь, висит под стеклом у меня перед глазами, и мне было бы очень тяжело с ним расстаться, даже на эти месяцы. Прошу Вас, не сетуйте на меня слишком за мой отказ, вызванный чувствами, мне кажется, Вам понятными.
Искренно Вас уважающий Александр Блок».
В настоящее время рисунок находится в музее-квартире А.А. Блока (Санкт-Петербург, улица Декабристов, 57).
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Литература для школьников
 
Яндекс.Метрика