Литература для школьников
 
 Главная
 Анненский И.Ф.
 Ахматова А.А.
 Блок А.А.
 Булгаков М.А.
 Бунин И.А.
 Гоголь Н.В.
 Горький А.М.
 Грибоедов А.С.
 Гумилев Н.С.
 Державин Г.Р.
 Достоевский Ф.М.
 Есенин С.А.
 Жуковский В.А.
 Зощенко М.М.
 Каменский В.В.
 Карамзин Н.М.
 Крылов И.А.
 Лермонтов М.Ю.
 Маяковский В.В.
 Некрасов Н.А.
 Островский А.Н.
 Пушкин А.С.
 Салтыков-Щедрин М.Е.
 Твардовский А.Т.
 Толстой А.К.
 Толстой Л.Н.
 Тургенев И.С.
 Тютчев Ф.И.
 Фонвизин Д.И.
 Чехов А.П.
 Шолохов М.А.
 
В.Я.Брюсов. Фотография, 1910-е гг.
 
М.А.Кузмин. Портрет работы К.А.Сомова, 1909
 
 
 
 
 
Теория литературы
 
Акростих: история и особенности
Акростих – стихотворение, в котором начальные буквы каждой строки, читаемые сверху вниз, составляют слово или фразу.
 

Слово "акростих"  происходит от греческого "akros" – крайний и "stichos" – стих.Начальные буквы каждой строки, читаемые сверху вниз, составляют слово или фразу и чаще всего указывают, кому посвящено стихотворение или кем оно написано. Реже встречаются стихотворения, где играют роль конечные буквы (телестих) или средние (мезостих).

Мастерство акростиха в том, чтобы вынужденные, заданные начала строк не делали текста искусственно подогнанным. Слабость акростиха в том, что он обращён только к глазу, а не к слуху.

Введение акростиха приписывается Эпихарму (ок. 540–450 до н. э.). Особенной популярностью акростих пользовался у александрийских и византийских поэтов, а также в Эпоху Возрождения.

В русской поэзии акростих встречается в 17 в. и начале 18 в., позже у символистов и их последователей. Чаще акростих – шутка или формальное щегольство.

Акростих использовался и как средство борьбы: вразрез с одержанием инициалы строк образовывали слово, которое пропускала, не заметив, цензура.

Источник: Тимофеев Л.И., Венгров Н.П. Краткий словарь литературоведческих терминов. – М.: Учпедгиз, 1963, стр. 10.

Брюсов Валерий Яковлевич (1873–1924)
Немеют волн причудливые гребня,
И замер лес, предчувствуя закат.
Как стражи, чайки на прибрежном щебне
Опять покорно выстроились в ряд.

Любимый час! и даль и тишь целебней!
Алмазы в небе скоро заблестят;
Юг расцветет чудесней и волшебной;
Бог Сумрака сойдет в свой пышный сад.

Есть таинство в сияньи ночи южной,
Роднящей душу с вечной тишиной,
Нас медленно влекущей в мир иной.

Есть миг, когда и счастия не нужно:
Рыдать – безумно, ликовать – смешно –
У мирных вод, влекущих нас на дно.
1912
Начальные буквы строк сонета составляют имя и фамилию адресата, которому посвящены стихи, – Николаю Бернеру (Бернер Николай Федорович, 1890-1969, поэт). В автобиографии Бернер писал: "Валерий Брюсов был моим другом и первым наставником в творческих исканиях и опытах" (Содружество. Нью-Йорк, 1967. С. 510–511). Бернеру посвящены два акростиха Брюсова: "Немеют волн причудливые гребни…" (1912) и "Над мирным морем ласково-недвижен…" (9 мая 1912). В. Брюсову ("Брюсов – певец, из мастеров терпеливейший мастер…") // Бернер Н. Осень мира. Киев, 1922. С. 7.)

Гумилёв Николай Степанович (1886 – 1921) >>>
Ангел лёг у края небосклона.
Наклонившись, удивлялся безднам.
Новый мир был синим и беззвездным.
Ад молчал, не слышалось ни стона.

Алой крови робкое биенье,
Хрупких рук испуг и содроганье.
Миру лав досталось в обладанье
Ангела святое отраженье.

Тесно в мире! Пусть живёт, мечтая
О любви, о грусти и о тени,
В сумраке предвечном открывая
Азбуку своих же откровений.
24 марта 1917 года
Начальные буквы строк сонета составляют имя и фамилию адресата, которому посвящены стихи, – Анна Ахматова. Опубл.: Гумилёв Н. Стихотворения: Посмертный сборник. – Пг.: Мысль, 1922. Автограф в альбоме Ахматовой (ЦГАЛИ) с датой записи: 24 марта 1917 и подписью "Н. Гумилёв".

Анненский Иннокентий Фёдорович (1855–1909) >>>
Из участковых монологов
ПЕро нашло мозоль…[1] К покою нет возврата:
ТРУдись, как А-малю, ломая А-кростих,
"ПО ТЁМным вышкам"… Вон! "По темпу пиччикато"…[2]
КИдаю мутный взор, как припертый жених…

НУ что же, что в окно?[3] Свобода краше злата.
НАчало есть… Ура!.. Курнуть бы… Чирк – и пых!
"ПАрнас. Шато[4]"? Зайдём! Пст… кельнер! Отбивных
МЯсистей, и флакон!.. Вальдшлесхен?[5] В честь соб-брата!

ТЬфу… Вот не ожидал, как я… чертовски – ввысь
К НИзинам невзначай отсюда разлетись
ГАзелью легкою… И где ты, прах поэта!!.

Эге… Уж в ялике… Крестовский?[6] О це бис…[7]
ТАбань[8], табань, не спи!
          О "Поплавке" сонета

ПЕТРУ ПОТЁМКИНУ НА ПАМЯТЬ КНИГА ЭТА
Начальные буквы строк сонета составляют имя, фамилию адресата и посвящение – Петру Потёмкину на память книга эта. Потёмкин Петр Петрович (1886–1926) – поэт-сатирик, переводчик, автор сборников стихов "Смешная любовь" (1908) и "Герань" (1912). Заглавие стихотворения имеет в виду полицейский участок, где произносит свой монолог воображаемый захмелевший поэт.
Впервые напечатано в книге: Посмертные стихи Иннокентия Анненского / Под редакцией В. Кривича. – Пб.: Картонный домик, 1923.
1. Мозоль – "имевшееся у Анненского хроническое затвердение на верхнем суставе среднего пальца правой руки – от пера" (ПС, с. 165).
2. Пиччикато (пиццикато) – игра на струнном инструменте без смычка, только с помощью пальцев.
3. Кидаю мутный взор, как припертый жених… Ну что же, что в окно? – имеется в виду Подколесин в "Женитьбе" Гоголя.
4. Шато – первая составная часть в названии многих французских вин и ликеров; здесь, возможно, и название, (или часть названия) ресторана.
5. Вальдшлесхен – по-видимому, название ликёра.
6. Крестовский – Крестовский остров.
7. О це бис… (украинск.) – вот черт!
8. Табань – команда грести назад.

Кузмин Михаил Алексеевич* (1872 – 1936)
Валы стремят свой яростный прибой,[9]
А скалы все стоят неколебимо,
Летит орел, прицелов жалких мимо, –
Едва ли кто ему прикажет: "Стой!"
Разящий меч готов на грозный бой
И зов трубы звучит неутомимо.
Ютясь в тени, шипит непримиримо
Бессильный хор врагов, презрен тобой.
Ретивый конь взрывает прах копытом.
Юродствуй, раб, позоря Букефала!
Следи, казнясь, за подвигом открытым!
О лет царя, как яро прозвучала
В годах, веках труба немолчной славы!
У ног враги, безгласны и безглавы.
*Кузмин Михаил Алексеевич (1872, Ярославль – 1 марта 1936, Ленинград) – русский поэт Серебряного века, переводчик, прозаик, композитор.
9. Поэтическое "приложение" к "Подвигам Великого Александра" – сонет-акростих, посвящённый Валерию Брюсову. Он выходит в свет и в составе "Подвигов...", и отдельно, в сб. "Осенние озера" (опубл. 1912). Из письма Брюсову от 12 ноября 1908 г. по поводу "Подвигов...": "[Н]е согласитесь ли Вы позволить мне посвятить и эту вещь Вам, как явному учителю?" (Лавров А.В., Тименчик Р.Д. Комментарии к произведениям Кузмина // Кузмин М. Избранные произведения. Сост., подг. текста, вступ. ст. и коммент. А. Лаврова и Р. Тименчика. Л.: Художественная литература, 1990. С. 500). 24 декабря 1908 г. Брюсов создал ответный сонет-акростих "Мгновенья льются, как поток бессменный...", вписав в него Михаилу Кузмину.

Брюсов Валерий Яковлевич (1873–1924)
Мгновенья льются, как поток бессменный,
Искусство – радугой висит над ним.
Храни, храни, под ветром мировым,
Алтарь своей мечты, огонь священный!

И пусть твой стих, и пламенный и пленный,
Любовь и негу славит. Мы спешим
Улыбчивым созданиям твоим,
Как божествам, сплести венок смиренный.

Умолкли шумы дня. Еще размерней
Звучит напевный гимн в тиши вечерней,
Мелькают лики, вызваны тобой.

И мы, о мусагет*, как пред святыней,
Невольно клонимся, – и к тверди синей,
Увенчан, ты возносишь факел свой.
1908
Из книги «ВСЕ НАПЕВЫ». 1906–1909. Начальные буквы строк сонета составляют имя и фамилию адресата, которому посвящены стихи, – Михаилу Кузмину. См. историю создания выше.
* Мусагет – вожатый муз, Аполлон.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Литература для школьников
 

Санкт-Петербург    © 2013-2017     Недорезова  М.,  Недорезова  Е.

Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz